Скорое разрушение "Скорой"

Падение последнего оплота бесплатного здравоохранения
Задача врачей «Скорой помощи» – не лечить, а спасать.
Новый год принес новости и в системе здравоохранения. С точки зрения руководства нашей родины – выгодные, с точки зрения рядового жителя – тревожные. Теперь скорая медицинская помощь будет оплачиваться не из бюджета, а из средств обязательного медицинского страхования (ОМС).

 

Пациенту вообще-то безразлично, откуда она, скорая помощь, оплачивается, если не из его кармана. А вот это как раз теперь вызывает серьезные сомнения. Раз ОМС – значит, нужен полис. Авария в организме, когда понадобится «Скорая», может произойти в любом месте. Получается, всюду таскай с собой полис. Держи его у сердца, как когда-то рекомендовалось держать партбилет КПСС.

«Без бумажки ты букашка», и теперь букашка, относящаяся к населению, должна увеличить пачку сопутствующих своей тушке бумажек еще на одну. Забыл полис – никто тебя спасать не обязан. Добрая воля приехавшей бригады, которой, кстати, могут этот выезд и не оплатить. Во всяком случае, работники «Скорой помощи» опасаются такой коллизии. Ведь зарплата фельдшеру «Скорой» идет из ОМС.

В принятом два года назад и вызывавшем большие нарекания Законе «Об ОМС» сказано, что полис является основанием для оказания медицинской помощи. Правда, одновременно в том же законе сказано, что скорая помощь оказывается вне зависимости от предъявления полиса ОМС. То есть кто как хочет, так и может толковать. Выдающийся закон. Не менее выдающийся – Закон «Об охране здоровья граждан России». Против него боролась, можно сказать, вся медицинская общественность. Кое-что исправили, но большая часть осталась. Творения бывшего Минздравсоцразвития икнутся нам еще не раз.

Проблем у «Скорой помощи» – пруд пруди. Вот у кого служба действительно и опасна, и трудна. Одни ложные вызовы к истерическим теткам и тоскующим в одиночестве старушкам, на бурные супружеские ссоры чего стоят. И это еще пустяки по сравнению с встречающими приехавшую бригаду «Скорой» пьяными хулиганами, нападениями с ножами. Недаром предлагают выдать работникам «Скорой» оружие. Многие сотрудники не выдерживают непредусмотренных приключений и уходят. Врачей катастрофически не хватает. Что-то решать, конечно, надо. Как всегда, пытаются решать за счет пациентов.

Еще одним шагом к разрушению здравоохранения считает новые правила работы «Скорой» профессор Павел Воробьев, заместитель председателя Формулярного комитета РАМН. «Скорая» не должна финансироваться так же, как прием терапевта в поликлинике или операция в стационаре, это совсем иная категория, нельзя финансировать ее за объем помощи, – объяснил он обозревателю «НГ» и нарисовал впечатляющую картину последствий такого финансирования. – Выехала машина – получи денежку. Не выехала – не получишь. Видимо, забыли, что все экстренные службы помощи худо ли, хорошо ли, но содержатся государством, даже если ничего не делают. Представьте, что пожарные будут переведены на самоокупаемость: сколько пожаров потушили, столько и денег получили. Гореть будет с утра и до вечера. Так и «Скорые» будут теперь непрерывно кататься по маршрутам, зарабатывая деньги. До реальных больных они доезжать не будут – зачем?! А осваивать деньги будут на мнимых больных».

Что касается оказания помощи по страховому полису, то это, по мнению профессора Воробьева, нарушение конституционных прав граждан. Ни про какие полисы в Конституции не упомянуто, там декларируется обеспечение гражданина необходимой ему медицинской помощью.

Профессор Аркадий Верткин, руководитель Национального общества скорой помощи, утешает: «Да, «Скорая помощь» теперь стала частью ОМС. Но это ничего не меняет. Врачи «Скорой» как приезжали и помогали заболевшему, так и будут».

По словам Олега Куликова, заместителя председателя комитета Госдумы по охране здоровья, скорая помощь входит в перечень предусмотренных полисом ОМС услуг. Она будет выезжать и к гражданам без гражданства, и к гражданам иностранных государств, как принято во всем мире.

Выезжать-то она будет, но сколько за это придется платить? В столице уже с 1 февраля появятся платные государственные бригады «Скорой помощи». Они, как сообщается, будут приезжать быстрее бесплатных, располагать более комфортабельными машинами, оказывать дополнительные услуги, не включенные в перечень обязательных.

В этом сообщении все смутно. Каким образом машины смогут пробиться через московские пробки быстрее? Или это будут вертолеты? Но куда они будут садиться? Те, у кого в имениях есть вертолетные площадки, государственную «Скорую» не вызывают, они вообще российским здравоохранением не пользуются. И что за дополнительные услуги имеются в виду? До сих пор «Скорая» приезжала с кардиографом. Видимо, теперь ЭКГ – только за плату.

Задача «Скорой» – не лечить, а спасать. Спасать всеми возможными способами. Любого. Лечить будут другие – в поликлинике или в больнице. С появлением платных государственных «Скорых» способы спасения неплатежеспособных пациентов сильно сократятся.

Нетрудно сообразить, что на долю бесплатных «Скорых» останутся разваливающиеся на ходу машины, минимум лекарств и аппаратуры и завалящие медики. При звонке по «03» диспетчер, очевидно, будет спрашивать, платную прислать бригаду или бесплатную. Совсем как Раневская в фильме «Подкидыш»: «Что ты хочешь – чтоб тебе оторвали голову или ехать на дачу?»

Источник: ng.ru

Loading feeds...