Запретят-ли заемный труд?

В Думе достигнут компромисс по заемному труду

Заемный труд после его легализации стал глобальной проблемой, и повторять ошибки зарубежных стран в России не хотят. Во всяком случае, российские профсоюзы, которые выступают за полный запрет всех схем заемного труда, трехсторонних отношений и аренды персонала. Они также требуют ограничить функции ЧАЗов (частных агентств занятости) только помощью в трудоустройстве, поддержкой в поиске работодателя. Ну а работодатели и правительство выступают за легализацию заемного труда.

 

Свою позицию по заемному труду представители крупнейших российских профцентров подтвердили 7 декабря на прошедшем в Госдуме круглом столе. Обсуждался готовящийся ко второму чтению “законопроект Исаева - Тарасенко” о мерах против уклонения работодателей от заключения трудовых договоров через использование механизмов заемного труда. Комитет ГД по труду, соцполитике и делам ветеранов намерен рассмотреть проект в ближайшие две недели. Второе чтение, скорее всего, произойдет в начале будущего года...

ПОПРАВКИ И ЭКСПЕРТИЗА

В мероприятии участвовали представители правительства и предпринимателей, эксперты и законодатели, а также руководство крупнейших российских профцентров, и прежде всего - делегация ФНПР (первый зампред Сергей Некрасов, секретари ФНПР Николай Гладков, Олег Соколов и Александр Шершуков). От Конфедерации труда России выступил ее президент Борис Кравченко. Вел заседание первый председатель комитета ГД по труду, соцполитике и делам ветеранов Андрей Исаев.

Разработчикам пришлось выбирать один принцип отношения государства к заемному труду из четырех, напомнил Исаев: 1) “тотальный запрет” заемного труда в РФ, 2) запрет заемного труда как способа уклонения работодателя от выполнения положенных по закону обязательств перед работниками, но с оговорками и закрытым списком “случаев, когда допустимо предоставление персонала”; 3) разрешение заемного труда с запретом его видов и способов, максимально вредящих работникам; 4) полная легализация заемного труда. Рабочая группа выбрала второй вариант, сказал Исаев, хотя работодатели и правительство настаивали на третьем.

Исаев рассказал, что буквально накануне прошло очередное заседание рабочей группы по доработке этого законопроекта. Согласовали вариант, с которым и предполагается выйти на второе чтение. Его еще будут дорабатывать с учетом поправок “субъектов законодательных инициатив” (законодатели и правительство). Например, сам Исаев выступил с нашумевшей инициативой, которую уже назвали одним из ответов на принятый сенатом США “закон о списке Магнитского”, дискриминационный к российским чиновникам. Исаев обещал внести поправку, в соответствии с которой, если ее примут, “в России будут действовать только национальные, отечественные агентства занятости”. Исаев уточнил: “Мы не покушаемся на норму закона о том, что иностранные организации, не выступающие в качестве агентств занятости, вправе направлять квалифицированных специалистов в российские организации на условиях предоставления персонала. Эта норма незыблема”.

Глава подкомитета по трудовым отношениям Михаил Тарасенко фактически обвинил правительство и работодателей в сознательном затягивании процесса, в попытках исподволь изменить идеологию и концепцию проекта: “За полтора года и до последнего времени заседания рабочей группы практически не дали результатов. Более того, мы постоянно получали от двух сторон РТК предложения о легализации заемного труда”. А также вынуждены были опровергать “страшилки о будто бы игнорировании авторами наиболее прогрессивных, современных форм труда”. Позицию профсоюзной стороны РТК Тарасенко оценил как наиболее конструктивную, тогда как работодатели и правительство пошли на компромисс только в последний момент.

Специалист департамента социального диалога МОТ Анжелика Мюллер и руководитель управления конституционных основ трудового законодательства и соцзащиты КС РФ Алия Нуртдинова высказали аргументированные замечания к некоторым формулировкам проекта. Мюллер, полностью поддержавшая идеологию и концепцию проекта, призвала уточнить определение заемного труда. Его краткий смысл (запрет схем заемного труда, применяемых для уклонения от соблюдения ТК РФ, от предоставления работнику в полном объеме соцгарантий и ограничения работников в их трудовых правах и свободах), по ее мнению, на практике не всегда будет работать: “Как это доказать и оценить, кто это будет делать?”

Нуртдинова высказалась еще более скептично, посоветовала авторам переработать определение: слишком длинное и чересчур подробное. Эксперт КС РФ выступила и против “чрезмерных” полномочий госинспекторов труда и даже усомнилась в их квалификации для определения, являются ли отношения “работник - работодатель” гражданско-правовыми или же трудовыми: “Там же всегда конфликт двух сторон будет”. По ее мнению, это должен решать суд. (Кстати, схожую точку зрения высказала и представитель РСПП Марина Москвина.)

ПОЗИЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ

Профсоюзные руководители поддержали законопроект, указывая, что по-прежнему выступают за запрет заемного труда в принципе. Президент КТР Борис Кравченко назвал заемный труд “полукриминальной схемой ухода работодателя от выполнения социальных обязательств”, прежде всего перед работником, которого фактически лишают положенных социальных выплат.

Первый зампред ФНПР Сергей Некрасов подтвердил, что позиция ФНПР прежняя: против любых форм заемного труда и за полный его запрет. Эта позиция “основана, в том числе, на опыте наших зарубежных партнеров, многих высокоразвитых и развивающихся стран (Норвегия, Швеция, Южная Корея)”. Там узаконили заемный труд, не уделив должного внимания важнейшим аспектам защиты работника. И теперь, в условиях кризиса и неконтролируемой миграции, расхлебывают последствия “полной ложкой”: заемный труд стал там чуть ли не проблемой номер один. Некрасов также высказался в поддержку “поправки Исаева” об ограничении деятельности иностранных ЧАЗов в России.

Его поддержал Николай Гладков, рассказавший, что на уровне межпарламентских ассамблей стран ЕврАзЭС и СНГ профсоюзам удалось в рамках соответствующих проектов модельных законов продвинуть такую концепцию: ЧАЗы должны сосредоточиться на том, чтобы помогать с трудоустройством, “подбирать” работнику работодателя. ЧАЗы, повторил секретарь ФНПР, должны оказывать только традиционные услуги, а не брать на себя функции работодателя. “К сожалению, этот законопроект идет дальше и разрешает им функцию предоставления персонала”, - завершил Гладков. То есть согласованный вариант проекта стал более либеральным, чем был (и даже чем “рамочные” проекты на уровне “постсоветского содружества”).

Секретарь ФНПР Олег Соколов, в свою очередь, полностью поддержал согласованный вариант проекта. По той причине, что без компромисса вообще продвижения вперед не будет (документ и так “завис” в палате на два года). Он заявил, что запрещать ЧАЗы как таковые нецелесообразно - “их работа нужна и важна уже потому, что в стране миллион только официально зарегистрированных безработных, и еще около трех, если рассчитывать этот показатель по методике МОТ”. Из этого следует вывод: “государство не всем может помочь”, а госслужбы занятости не справляются. “Это огромный рынок для ЧАЗов, которые должны помогать людям с трудоустройством”, - сказал Соколов, подчеркнув, что ЧАЗ не должно быть работодателем и нанимать человека напрямую, чтоб затем сдавать напрокат, как вещь. “ЧАЗы, заемный труд сами по себе не создают рабочих мест, и подобные заявления - это лукавство, подмена формы, - считает Соколов. - Ведь рабочее место либо есть, либо его нет, безработного на несуществующее рабочее место не трудоустроит ни ЧАЗ, ни кто-то другой”. По его словам, в России рынок труда и трудовое законодательство вполне гибкие, привносить туда лишние сущности не нужно. А в действующем ТК “предусмотрены 22 основания для заключения срочных трудовых договоров (это и временные, и сезонные, и договоры под определенный объем выполняемых работ)”. То есть позиция ЧАЗов и работодателей - фактическое лоббирование интересов “трудовых” посредников.

РАСЧЕТЫ “СОЦПАРТНЕРОВ”

Замминистра труда Любовь Ельцова выступила в “общепримирительном” тоне. Она долго говорила о возможности выбора для работника, куда и к кому трудоустроиться при новых порядках. Ельцова в целом поддержала компромиссные поправки и обещала “принять меры по выявлению проблем, связанных с необходимостью защиты прав и интересов работников, используемых ЧАЗами при направлении их третьим лицам”. Замминистра поделилась намерением “регламентировать права работников и обязанности ЧАЗов в новых условиях”. И предложила также ввести систему аккредитации ЧАЗов - “это упорядочит их деятельность на рынке труда” (то, что ЧАЗы будут полностью легализованы, решено). По мнению Ельцовой, пора разработать и утвердить новую, примерную форму “типового” трудового договора, “который будет заключаться при направлении работника третьей стороне и в котором будут отражены все основные позиции”. Когда это будет сделано - неизвестно, разработкой займется исполнительная власть. “Мы обязательно будем активно участвовать в дальнейшей работе, ну а на сегодняшний день, надеюсь, стороны друг друга услышали, диалог налицо - и все понимают обоюдные интересы, и все нацелены на то, чтоб сделать этот рынок цивилизованным!” - оптимистично завершила Ельцова.

Сторона работодателей (вкупе с “трудовыми” посредниками) выступала весьма агрессивно. Впрочем, представители работодателей и ЧАЗов, постоянно участвующие в доработке проекта, факт компромисса признавали. Марина Москвина, директор управления рынка труда Российского союза промышленников и предпринимателей, и Екатерина Горохова, глава рекрутингового агентства Kelly Services и Ассоциации ЧАЗов, призвали всех продолжить работу над проектом, обещали еще более активно участвовать в деятельности рабочей группы и выражали надежду, что документ еще удастся доработать в “правильном” направлении. Они фактически вновь призвали легализовать заемный труд за вычетом наиболее вопиющих схем, а Горохова выступила и против того, чтобы в законодательстве был “закрытый” реестр дозволенного. По ее словам, “такой перечень (в который уже нельзя ничего “добавить”. - В.Б.) вообще не нужен, потому что уже сейчас слишком много ограничений, не разрешено почти ничего делать, нам работать трудно”. - “Заемный труд должен быть не запрещен, а введен, наконец, в рамки правового поля!” - добавила Москвина. Наибольшее возмущение Москвиной и Гороховой вызвала инициатива Исаева о “запрете иностранных ЧАЗов” - обе понадеялись, что эту поправку все-таки не примут. (В дальнейшем их позиция получила поддержку руководства Минэкономики: в понедельник замглавы Мин-экономразвития РФ Сергей Беляков заявил, что предложение главы комитета по труду не получит поддержки правительства.)

 Источник: газета "Солидарность"