Научный комментарий к законодательству по специальной оценке труда


К.Р. Малаян, В.В. Милохов, В.М. Минько, О.Н. Русак, С.А. Фаустов,
В.В. Цаплин,. А.Д. Цветкова


НАУЧНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ПО СПЕЦИАЛЬНОЙ ОЦЕНКЕ УСЛОВИЙ ТРУДА
( ФЗ № 426 ОТ 28.12.2013; ФЗ № 421 ОТ 28.12.2013, МЕТОДИКА ПРОВЕДЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНОЙ ОЦЕНКИ УСЛОВИЙ ТРУДА, УТВЕРЖДЕНА ПРИКАЗОМ МИНТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РФ ОТ 24.01.2014Г. №33Н)

 

Санкт-Петербург
2014

УДК 614.8.084


Авторы:
канд. техн. наук, профессор К.Р. Малаян (СПбГПУ), г. Санкт-Петербург
канд. техн. наук, доцент В.В. Милохов (СПбГУ), г. Санкт-Петербург
докт. техн. наук, профессор В.М. Минько(КГТУ), г. Калининград
докт. техн. наук, профессор О.Н. Русак (СПбЛТУим. С.М. Кирова) г. Санкт-Петербург
канд. техн. наук, профессор С.А. Фаустов, (СПбГПУ) г. Санкт-Петербург
канд. в. наук, доцент В.В. Цаплин (СПбГАСУ) г. Санкт-Петербург
ст. препод. А.Д. Цветкова, (СПбЛТУим. С.М. Кирова) г. Санкт-Петербург


Комментарий подготовлен специалистами в области охраны труда и безопасности жизнедеятельности. Данная работа может быть полезна работникам, работадателям и специалистам в области охраны труда. Комментарий написан в авторской редакции.

ЧАСТЬ 1. О.Н. Русак, А.Д. Цветкова. ВВЕДЕНИЕ И КОММЕНТАРИИ. 5
Из выступления В.В. Путина на VII съезде Федерации Независимых профсоюзов России 12- 14 января 2011 г. 5
Некоторые сведения о состоянии охраны труда в РФ. 6
Основные положения обеспечения безопасности труда. 7
Краткая историческая справка об управлении охраной труда. 7
Краткая справка об аттестации рабочих мест по условиям труда. 8
Комментарии к законам и к методике. 10
Выводы. 12
ЧАСТЬ 2. К.Р. Малаян. Предвзятые законы об оценке условий труда. 13
ЧАСТЬ 3. В.М. Минько. О ПРОБЛЕМАХ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ОЦЕНКИ УСЛОВИЙ ТРУДА 18
Идентификация потенциально вредных и (или) опасных 19
производственных факторов 19
Определение классов (подклассов) условий труда 20
ЧАСТЬ 4. В.В.Милохов, О.Н. Русак, В.В Цаплин. О достоверности результатов специальной оценки условий труда 24
ЧАСТЬ 5. С.А. Фаустов. О постатейном рассмотрении Закона «О специальной оценке условий труда» 33
ПРИЛОЖЕНИЯ 41
ПИСЬМО РУКОВОДИТЕЛЮ РОСПОТРЕБНАДЗОРА А.Ю. ПОПОВОЙ 41
Резолюция 10-й Международной конференции «Актуальные вопросы охраны труда: влияние изменений в законодательстве Российской Федерации на состояние условий труда, профессиональную подготовку и пенсионное обеспечение работников» 43

ЧАСТЬ 1. О.Н. Русак, А.Д. Цветкова. ВВЕДЕНИЕ И КОММЕНТАРИИ.

Основным показателем совершенства законодательства является его соответствие здравому смыслу, практике и научным положениям.
По мнению специалистов, принятые федеральные законы «О специальной оценке труда» от 28 декабря 2013 г. № 426 ФЗ и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона «О специальной оценке труда» от 28.12.2013 № 421 – ФЗ, а также «Методика проведения специальной оценки труда» не соответствуют указанным очевидным требованиям.
На II Всероссийском съезде специалистов охраны труда, состоявшемся 23 апреля 2014 г., прозвучали настораживающие одобрительные оценки принятых документов, в которых якобы создана современная система выявления вредных и опасных производственных факторов. Голословные возгласы одобрения новых законодательных актов раздаются из уст отдельных специалистов, не успевших осмыслить документы до конца, а также в некоторых средствах массовой информации.
В данной работе приведены объективные комментарии принятых документов. Комментарии подготовлены специалистами в области охраны труда.
Работа адресована, прежде всего, работникам, которые согласно закону вправе присутствовать при оценке условий труда.
Кроме того, комментарии полезны инспекторам, работодателям, профсоюзным активистам, экспертам и другим специалистам, причастным к вопросам охраны труда.

Из выступления В.В. Путина на VII съезде Федерации Независимых профсоюзов России 12- 14 января 2011 г.

«Важнейший вопрос для нас – это безопасность труда. Желание увеличить выработку за счет пренебрежения техникой безопасности неизбежно ведет к трагедиям, таким как в угольной отрасли – вот последняя нам хорошо известна, на шахте «Распадская». Мы значительно ужесточили законодательство в сфере охраны труда. Был принят закон о страховании опасных производственных объектов, а также называемый закон «Об угле», который вводит чёткие стандарты безопасности в шахтах. Эти нормы будут устанавливаться Правительством России.
В этом году вступят в силу дополнительные поправки, усиливающие административную ответственность работодателей за нарушение требований безопасности. В целом нам надо создать эффективную систему административных и экономических стимулов – стимулов, обязывающих работодателя строго соблюдать требования безопасности, вкладывать инвестиции в охрану труда. Надо сделать так, чтобы вкладывать инвестиции было выгоднее, чем потом платить за минимизацию тяжёлых последствий. Необходима и полная ясность в процедуре признания рабочего места вредным, а на таких производствах у нас занято более 27 % работников. Я знаю, что сотрудники многих предприятий опасаются, что их рабочее место лишь по бумагам, в результате субъективного решения администрации, может быть признано безопасным, а в реальности для улучшения условий не будет сделано ничего. Но вот льготы, положенные по Трудовому кодексу, у людей могут отобрать. Таких ситуаций и произвольных решений мы не можем с вами допустить. Потому будем внедрять чёткие, объективные, понятные процедуры аттестации каждого рабочего места. К этой работе будут привлекаться независимые экспертные организации, а компенсации за вредные условия труда будут устанавливаться персонально для каждого работника. Рассчитываю, что вопросы охраны труда профсоюзы и дальше будут держать под постоянным контролем, взаимодействовать с органами государственного надзора».
Принятые законы и Методика потенциально направлены на создание таких ситуаций, о недопустимости которых говорил В.В. Путин на съезде ФНПР.

Некоторые сведения о состоянии охраны труда в РФ.

В экономике России 48, 7 млн. рабочих мест, на которых занято 71, 7 млн. работников.
Численность работников, занятых во вредных и опасных условиях труда, %.

2005 г 2009 г 2010 г 2011 г 2012 г 2013 г
22,2 27,5 29,5  30,8 31,8 32,2


Экспертные оценки превышают приведенные официальные данные.

Устойчивый рост численности работников, занятых во вредных и опасных условиях, при одновременном увеличении объемов аттестации рабочих мест по условиям труда, свидетельствует об ошибочном порядке проведения аттестации, установленном федеральным органом исполнительной власти, ответственным за охрану труда в России.
Научного анализа, который мог вскрыть причины многолетнего движения охраны труда в обратном направлении, названный орган не проводил.
Число пострадавших со смертельным исходом в РФ в
2008 – 2013 гг. (по данным Рострудинспекции).

2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г.
3931 3200 3244 3220 2999 2630

Данные ФСС и Росстата отличаются от приведенных.

Количество впервые выявленных профессиональных заболеваний в РФ по данным ФСС:

2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г.
6105 5468 5960 5229 5789

По данным Роспотребнадзора РФ число профзаболеваний существенно превышает приведенные данные.
Экономические потери (2013 г.)
Экономические потери, связанные с неблагоприятными условиями труда, в РФ:
- потери работодателей 956 млрд. рублей или 2,1 % от ВВП;
- суммарные потери 1, 94 трлн. рублей или 4,3 % от ВВП.

Основные положения обеспечения безопасности труда.

В Конституции России записано: « В Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей ( статья 7 часть 2)», « каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации (статья 37 часть 3)».
В соответствии с конституционными требованиями в Трудовом кодексе РФ отмечается, что основным направлением государственной политики в области охраны труда является обеспечение приоритета сохранения жизни и здоровья работников (статья 210). Для соблюдения конституционных требований в области охраны труда условия труда должны соответствовать государственным нормативным требованиям. Под условиями труда понимается совокупность факторов производственной среды и трудового процесса, оказывающих влияние на работоспособность и здоровье работника. Подчеркнем, что необходимо принимать во внимание всю совокупность факторов, образующих условия труда, а не какую- то их часть, как это сделано в законе «О специальной оценке условий труда». Выборочный подход к факторам условий труда, неполный учет нормативных требований и характеристик факторов следует считать нарушением научных основ охраны труда.
Краткая историческая справка об управлении охраной труда.

Разработка систем управления охраной труда в нашей стране началась в начале 1970-х годов. Это были предложения отдельных коллективов: саратовского ПО «Нитрон» по 100%- ному соблюдению правил и норм безопасности, Белокалитвенского металлургического завода по расчету коэффицента безопасности труда, строительной бригады Басова под лозунгом «Работать высокопроизводительно без травм и аварий» и др. Львовские специалисты, в частности профессор Львовского политехнического института Г.Г. Гогиташвили, обобщив опыт передовых предприятий, разработали научные основы управления охраной труда на основе стандартизации.
В 1981 году Госстандарт и ВЦСПС на основе Львовских разработок утвердили документ под названием «Рекомендации. Управление охраной труда. Основные положения». Это был первый государственный документ по управлению охраной труда силами коллектива предприятия.
Значительно позже появились многословные стандарты управления такие как:
BS 8800- 1996; OHSAS 18001 -1999; OHSAS 18002 – 2000; MOT – СУОТ 2001; ССБТ ГОСТ Р 12.0.006 – 2002; ССБТ 12.0.230- 2007 и др.
Существенного влияния на состояние условий труда разработанные системы не оказали.

Краткая справка об аттестации рабочих мест по условиям труда.

В середине 1980- х годов в обществе появилась новая идея, основанная на ключевом слове «аттестация». В условиях перестроечного бума аттестация воспринималась как инновация и модернизация. Управленческие идеи вскоре были забыты. Начался очередной эксперимент над условиями труда.
Совет министров СССР и ВЦСПС 15 августа 1985 г. приняли постановление № 783 «О широком приведении аттестации рабочих мести и их рационализации в промышленности и других отраслях народного хозяйства».
Совет Министров СССР и ВЦСПС Постановлением от 5.12.1985 г. № 1196 обязали соответствующие ведомства обеспечить внедрение аттестации и рационализации рабочих мест на всех предприятиях в течение 1985 – 1987 г.г.
Типовое положение об аттестации, рационализации, учете и планировании рабочих мест разработано 14.02.1986 г. (№ 588 –БГ).
На основании типового положения министерства и ведомства разрабатывали совместно с ЦК профсоюзов отраслевые положения. Аттестация проводилась силами предприятий. По результатам аттестации рабочие места подразделялись на три группы: аттестованные, подлежащие рационализации и подлежащие ликвидации. В соответствии с постановлением ЦК КПСС, СМ СССР и ВЦСПС от 17 сентября 1986 г. № 1115 предусматривались доплаты за работы с тяжелыми и вредными условиями труда – 4, 8, 12 %; на работах с особо тяжелыми и особо вредными условиями труда – 16, 20, 24 % к тарифной ставке или окладу.
14 марта 1997 года Министерство труда и социального развития РФ своим постановлением № 12 утвердило положение о порядке проведения аттестации рабочих мест по условиям труда. Положением о порядке проведения аттестации учитывались гигиенические условия труда, травмобезопасность и обеспеченность работников СИЗ.
Выделялись следующие классы условий труда:
1 – оптимальный; 2 – допустимый; вредные – 3.1; 3.2; 3.3; 3.4; 4 – опасные.
Определялась также оценка условий труда по фактору травмобезопасности:
1 – оптимальный; 2 – допустимый; 3 – опасный.
По результатам аттестации места делились на аттестованные, условно аттестованные и неаттестованные.
Забавно, что к условно аттестованным, согласно этому положению, относились рабочие места с вредными условиями труда. Это лукавство чиновников прошло незамеченным.
В 2008 г. приказом Минздравсоцразвития № 569 введен в действие новый порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда. Этим порядком предусматривалось при необходимости создание аттестующей организации. Таким образом, в процесс аттестации была введена категория материально заинтересованных лиц, задача которых заключалась в производстве замеров, а улучшение условий труда по умолчанию считалось обязанностью работодателя.
Как показало время, навязанная работодателю услуга в виде аттестующей организации оказалась бесполезной с точки зрения улучшения условий труда, но удовлетворяла тех, кто жил от аттестации.
Вскоре было принято очередное новое положение, утвержденное приказом Минздравсоцразвития от 26 апреля 2011 года № 342 н.
Принципиальных отличий с позиции улучшений условий труда в нем не было.
Процесс аттестации, проводившейся в России с 1997 г. по 2013 г., не имеет аналогов в зарубежной практике. Парадоксально то, что условия труда в результате аттестации не улучшались, а наоборот, становились хуже (см. выше).
В 2013 г. в условиях неприличной торопливости принимаются два закона:
Федеральный закон РФ от 28 декабря 2013 г. № 426 – ФЗ «О специальной оценке условий труда» и Федеральный закон от 28.12.2013 г.
№ 421– ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием Федерального закона «О специальной оценке условий труда».
24 января 2014 г. Министерство труда и социальной защиты приказом № 33н утвердило Методику проведения специальной оценки условий труда.
Специальная оценка условий труда пришла на смену, длившейся 25 лет, бесполезной аттестации рабочих мест.
Аттестация, длительное время кормившая определенную категорию людей, вычеркнута из анналов истории, то есть из Трудового кодекса РФ.
Теперь наступило время специальных оценок. Как отразиться на условиях труда эта процедура?

Комментарии к законам и к методике.

Название ФЗ № 426 «О специальной оценке условий труда» представляется некорректным по следующей причине. Условия труда по определению представляют совокупность необходимых и достаточных элементов, образующих систему, оказывающую влияние на работоспособность и здоровье работника. В законе рассматриваются не все факторы условий труда, а только их часть.
Например, в законе отсутствуют травмоопасные факторы.
Статья 1. Предмет регулирования настоящего федерального закона.
Комментарии.
1. Предметом регулирования должна считаться цель закона, т.е. обеспечение безопасности, а не специальная оценка условий труда.
Таким образом, предметом регулирования этого закона являются отношения, возникающие в связи с обеспечением конституционного права каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности.
2. В законе отсутствуют определения основных понятий. Что понимается под исследованием, испытанием, измерением?
Статья 2, часть 3. Регулирование специальной оценки условий труда.
Комментарии.
Правила международного договора применяются только в том случае, если они улучшают условия труда работников.
Статья 3, часть 1. Специальная оценка условий труда.
Комментарии.
Из определения, приведенного в законе, невозможно установить отличительные признаки понятия «специальная оценка».
На приоритетное место необходимо поставить коллективные средства защиты.
Части 3 и 4 противоречат Конституции РФ (ст. 37 ч.3), где сказано, что «каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены…»
Меры, предусмотренные законом, (ст. 3 и ст. 4) носят дискриминационный характер, направленный на фиктивное снижение количества работников, занятых в условиях труда, не соответствующих государственным нормативным требованиям.
Статья 7. Применение результатов проведения специальной оценки условий труда.
Комментарии.
Как следует из первого абзаца статьи, применение результатов специальной оценки не является обязательным, они могут применяться (а могут и не применяться!) Таким образом, специальная оценка является самоцелью, не имеющей профилактической направленности.
Статья 10. Идентификация потенциально вредных и (или) опасных производственных факторов.
Комментарии.
Предусмотренная законом процедура идентификация потенциальных опасностей аналитическими и органолептическим методами при помощи экспертов нереальна. Нет таких экспертов, которые могли бы выполнить объективно с необходимой степенью надежности такую работу при отсутствии необходимых данных. Роль комиссии носит символический характер, чтобы придать мнимую достоверность субъективным оценкам и использовать как доказательный аргумент при рассмотрении разногласий. Предусмотренная процедура идентификации недопустима, так как направлена на сокрытие опасностей.
Статья 11. Декларирование соответствия условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда.
Комментарии.
Сомнительные результаты идентификации не могут быть основанием для подачи работодателем декларации соответствия условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда. Такое декларирование – это дискредитация органов государственной власти.
Статья 12 части 9, 10, 11. Исследования (испытания) и измерения вредных и (или) опасных производственных факторов.
Комментарии.
Еще один очень странный прием ухода от регистрации опасностей. Работники работают, а работники организации, проводящей специальную оценку условий труда (в т.ч. эксперты) закрываются протоколом от опасностей, угрожающих их жизни.
Статья 14 части 6,7,8. Классификация условий труда.
Комментарии.
В частях 6, 7, 8 статьи 14 содержатся абсурдные нормы, позволяющие с помощью «арифметических» манипуляций неограниченно «улучшать» условия труда за счет применения СИЗ.
Статья 19. Организации, проводящие специальную оценку условий труда.
Комментарии.
Такие организации не нужны. Подобные организации участвовали в проведении аттестации рабочих мест по условиям труда. Результат известен. Только работодатель решает какие специалисты и организация ему нужны для приведения условий труда в соответствие с государственными нормативными требованиями.
Роль государственных органов состоит в установлении норм и в контроле за их соблюдением. Остальное – входит в обязанности работодателя.

Гарантии и компенсации работникам, занятым на работах с вредными и опасными условиями труда (статьи 92, 117, 147 ТК РФ) приведены в таблицы.
Таблица.

 

Гарантии

и компенсации

 

 

 

Вредные условия (класс 3)

 

Опасные условия труда

(класс 4)

3.1

3.2

3.3

3.4

Сокращенная продолжительность рабочей недели

    -

  -

не более 36 часов

не более 36 часов

 

 

не более 36 часов

 

Ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск

     -

7 дней

7 дней

7 дней

7 дней

 

Минимальный размер повышения оплаты труда

 4 %

4 %

4 %

4 %

4 %

Комментарии.

Представляется необоснованным лишение гарантии и компенсаций работников, занятых во вредных условиях труда (3.1 и 3.2), а также уравнительный подход к распределению компенсации по классам.

Выводы.
Анализ Федерального закона № 426 и методики приведения оценки условий труда позволяют сделать следующие выводы:
1. Закон не позволяет получить объективные сведения о состоянии условий труда.
2. Количество работников, условия труда которых не соответствует нормативным требованиям, будет из – за не объективной оценки может быть уменьшено.
3. Создание организаций, осуществляющих т.н. специальную оценку условий труда, подготовка и оформление экспертов, лабораторий и центров, неизбежно приведет к дополнительной коррупции.
4. Материальная заинтересованность лиц, занятых созданием организаций, проводящих специальную оценку условий труда, приведет к формализму при оформлении документов.
5. Химера и лукавство, заложенные в содержание закона нанесут неисправимый ущерб здоровью людей.
6. После прочтения закона возникает вопрос: кто же будет улучшать условия труда? Авантюризм в охране труда не допустим!

 


ЧАСТЬ 2. К.Р. Малаян. Предвзятые законы об оценке условий труда.

Вступивший в силу с 01.01.2014г. Федеральный закон от 28.12.2013г. №426-ФЗ "О специальной оценке условий труда" еще на стадии законопроекта в профессиональной среде, в периодических изданиях, на заседаниях круглых столов, в том числе в Госдуме, и в других формах обсуждения вызвал многочисленные критические оценки со стороны научной общественности, специалистов, экспертов. О его неоднозначности можно судить хотя бы по итогам голосования в третьем окончательном чтении на пленарном заседании Госдумы 23.12.2013г., где из присутствовавших 440 депутатов "ЗА"проголосовало только 244 человека.
Введение процедуры специальной оценки условий труда (СОУТ) вместо обязательной аттестации рабочих мест (АРМ), не оправдавшей себя по назначению и не приведшей к реальному улучшению условий труда (УТ), изначально вызвало большие сомнения у специалистов. По официальным данным Росстата, удельный вес работников, занятых во вредных условия труда, за период действия АРМ заметно вырос и к 2013г. составил 31,8%, т.е. практически каждый третий работник в РФ трудился во вредных условиях труда. Директор Департамента условий и охраны труда Минтруда России В.А.Корж в [1] приводит экспертную оценку общего количества рабочих мест с вредными условиями труда, обоснованную на научном подходе, в объёме 26,6 млн. единиц, что составляет более половины (54,6%) имеющихся в России рабочих мест. Это признание высокого чиновника лишний раз указывает на крайне серьезную неблагоприятную ситуацию, в стране с условиями труда.
Необходимость изыскания средств для Пенсионного фонда России (ПФР) с целью оплаты работникам, уходящим досрочно на пенсию из-за неблагоприятных условий труда, государство возложило на работодателей, одновременно подкинув им "пряник" в виде освобождения их от уплаты в ПФР дополнительных страховых взносов в случае улучшения условий труда на рабочих местах и признании их допустимыми. Однако сам механизм оценки условий труда, применявшийся в АРМ, перенесен в СОУТ практически без изменений, а недостатки АРМ сохранились и даже усугубились.
Прежде всего, из оценки условий труда выведены технические условия, т.е. травмоопасность. А она присутствует в ряде ведущих отраслей экономики, в которых занято большое количество работников: строительстве, добыче полезных ископаемых, на обрабатывающих производствах и др. Далее. Фетишизация "эффективных" средств индивидуальной защиты (СИЗ), по мнению разработчиков Закона, позволяющая снизить класс (подкласс) условий труда более чем на одну степень и перевести класс вредных условий труда в допустимые, не выдерживает серьезной критики. Кроме перечисленных в [2] причин ошибочности такого использования СИЗ, сошлемся на авторитетное мнение директора НИИ медицины труда РАМН И.В.Бухтиярова [3], который, в частности, отметил, что использование противошумных наушников опасно вероятностью нарушения церебральной гемодинамики, риском инсультов. Ношение респираторов оказывает сопротивление дыханию, дает нагрузку на кардио–респираторную систему, чревато риском нарушений сердечно-сосудистой системы, может вызвать инфаркт.
Инфаркт, инсульт относятся к общим заболеваниям и не входят в перечень профзаболеваний, поэтому они не являются страховым случаем в системе обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний. При их возникновении работник не получит страхового обеспечения по данному виду страхования, Фонд социального страхования РФ (ФСС РФ) не оплатит ему медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию, как при профзаболевании, от которых предохраняют СИЗ. Следовательно, при использовании СИЗ снижается социальная защищенность работника.
Основная цель охраны труда – сохранение жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности – достигается прежде всего реальным улучшением условий труда, а не завуалированным в нормативные требования – уменьшением рабочих мест с вредным и (или) опасными условиями труда. В связи с этим возникает закономерный вопрос, как все это соответствует с конституционными требованиями, изложенными в ч.3 ст.37 Конституции РФ: "Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены труда". Получается, что 3 (вредный) и 4 (опасный) классы условий труда предполагают работу в обход и в нарушение российского законодательства. Поэтому желание любым способом (часто фиктивным, на бумаге, в результате "заказанной" оценки условий труда) перевести класс вредных условий труда в допустимый фактически выводит существенные профессиональные риски в область незначительных, не требующих серьезного контроля и надзора со всем букетом бонусов для работодателя: никаких денежных и временных компенсаций, скидки при выплате страховых тарифов в ФСС РФ и уменьшение либо сведение к нулю дополнительного тарифа страхового взноса в Пенсионный фонд России (ПФР). Установлением прежде всего дополнительных тарифов в ПФР и мотивировалось разработка принятых законов о СОУТ и "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ «О специальной оценке труда"".
Рассмотрим очень распространенный в настоящее время вид деятельности – офисную работу, связанную с работой с ПЭВМ и множительной техникой, в свете реальной оценки условий труда при данной деятельности.
Под давлением Минэкономразвития России, логично считающего, что АРМ должна проводиться прежде всего для рабочих мест с заведомо вредными и опасными условиями труда в таких отраслях, как строительство, сельское хозяйство, добыча ископаемых и т.д. (а не помещениях, имеются ввиду не производственные, а офисные помещения), Минтруд России вынужден был вывести из-под аттестации наиболее лакомый и достаточно большей сегмент рабочих мест, а именно работу с компьютерами, осуществляемую всегда в сухом теплом помещении, аттестация рабочих мест которых давала значительную долю доходов аттестующим организациям.
В тексте Закона о СОУТ нет прямого указания на то, что рабочие места с компьютером не должны оцениваться вообще, но по умолчанию в соответствии с прежними указаниями полагается первичная экспертиза УТ и установление допустимых условий труда, а затем эти места выводятся из перечня подлежащих оценке УТ. Однако имеются определенные подводные камни с точки зрения реальной оценки условий труда при работе с офисной техникой (компьютеры, множительная техника) не с коммерческих позиций аттестующих организаций и интересов работодателя, а с позиции сохранения здоровья работников.
Напомним, что в "Типовой инструкции по охране труда для операторов и пользователей персональных электронно-вычислительных машин (ПЭВМ) и работников, занятых эксплуатацией ПЭВМ и видеодисплейных терминалов (ВДТ)"ТОИ Р 01.00.01-96, разработанной технической инспекцией труда Минкультуры России на основе рекомендаций Минтруда России в пункте 1.2 дословно написано: "Работа оператора ПЭВМ относится к категории работ, связанных с опасными и вредными условиями труда. В процессе труда на оператора ПЭВМ оказывают действие следующие опасные и вредные производственные факторы…" И далее приводится перечень из 29(!) ОВПФ. Понятно, что в 1996г. ПЭВМ с ВДТ были на базе электронно-лучевой трубки с ее потенциально вредными факторами, но в действующих в настоящее время СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 "Гигиенические требования к ПЭВМ и организация работы" регламентации подвергаются также и усовершенствованные компьютеры с жидкокристаллическими и плазменными экранами, однако санитарно-гигиенические требования ко всем, в том числе модифицированным устройствам, лишь ужесточились.
В частности, если по СанПиН 2.2.2.542-96 длительность работы с компьютером разрешалась не более 2 часов, то в действующем СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 в Приложении 7, пункте 1.5 указано "Продолжительность непрерывной работы с ВДТ без регламентированного перерыва не должна превышать 1 часа."Если в предыдущем СанПиНе 1996г. суммарное время регламентированных перерывов в зависимости от продолжительности работы, вида и категории трудовой деятельности с ПЭВМ составляла ( при 8-часовой смене) 30, 50, 70 минут, то в СанПиНе 2003г. время перерывов увеличено и составляет уже 50, 70, 90 минут. О чем это свидетельствует? О том, что новые усовершенствованные устройства с точки зрения гигиены и безопасности труда требуют к себе повышенного внимания. Здесь мы не затрагиваем имеющиеся проблемы, связанные с напряженностью зрительной работы, костно-мышечными перенапряжениями, сидячим характером рабочей позы и другими факторами риска при работе с компьютером. Обратим внимание на еще один примечательный момент, на который указывает авторитетный специалист в области охраны труда, д.э.н., проф. Б.Г. Збышко в своей статье [4]: "Невольно возникает вопрос: а как же быть с лечением психозов, неврозов и других профзаболеваний, приобретённых на рабочих местах в офисе, которые исключены из системы специальной оценки, а работодатели, пользуясь этой лазейкой, даже не пытаются создавать комфортные условия при работе за ПК, множительной и иной офисной техникой?"
Кстати о другой офисной технике. В СанПиН 2.2.2.1332-03 "Гигиенические требования к организации работы на копировально-множительной технике" в Приложении 1, где приводится Перечень вредных веществ, подлежащих контролю в воздухе производственных помещений, среди 10 перечисленных есть наименование веществ всех 4 классов опасности, включая чрезвычайно опасное вещество 1 класса – озон. В заключительной статье документа в пункте 11.2 зафиксировано: "К работе оператора копировальных и множительных машин не допускаются лица моложе 18 лет, беременные женщины и имеющие медицинские противопоказания." Комментарии излишне: есть все-таки что-то вредное для здоровья при эксплуатации этих устройств.
Переходя к Методике проведения СОУТ, представляется уместным остановиться на некорректном отнесении условий труда на рабочих местах по классу (подклассу) УТ при возникновении некоторых производственных факторов, в частности, шума и неионизирующих излучений.
Относительно допустимого уровня шума, хотелось бы обратить внимание на то, что в нормативно-правовых актах наше законодательство устанавливает 3 категории тяжести труда (легкий, средний, тяжелый) и 4 категории напряженности труда (малонапряженная, умеренно напряженная, напряженная, очень напряженная) с разными значениями эквивалентного уровня звука, однако в приложении №11 к Методике допустимый уровень принят один для всех видов напряженности и тяжести труда – 80дБА.
Что касается воздействия ионизирующих (электромагнитных) излучений и присвоения соответствующего класса УТ, то в основе оценки любого фактора, тем более электромагнитных излучений, сложно влияющих на организм, должен быть большой комплекс научных разработок, медицинских обследований, гигиенических критериев и принципов нормирования, организационно-управленческих решений, причем в данном случае -в широком диапазоне частот (от 0 до 3*1011Гц). Применительно ко всем родам (постоянным, переменным), видам (электрической, магнитной составляющей), частотным диапазонам электрических полей, классы (подклассы) условий труда в Приложении №17 к Методике устанавливаются по превышению предельно допустимых уровней интенсивности ЭМП в "разах", т.е. в кратном отношении. Это недопустимо, такой подход оценки в "разах" не учитывает имеющихся на основе научно обоснованных в СССР нормативов, которые предусматривают дозовую нагрузку, и поэтому предлагаемое разнесение по классам условий труда для электромагнитных измерений чревато серьезными последствиями.
Поясним на примере наиболее распространенных электрических полей промышленной частоты (ЭППЧ). Отечественные нормы для населения, действующие с 1984г., которыми установлена допустимая напряженность электрического поля в 500 В/м, и ПДУ электрической составляющей поля в диапазоне 5-2000Гц, куда входит 50Гц, для пользователей компьютеров независимо в быту или на производстве и который равен 25В/м, здесь обсуждать не будем. Разница в ПДУ действительно большая и для рассмотренных случаев воздействия ЭППЧ составляет 20 раз, однако это связано с разными подходами отечественных и зарубежных исследований, низкими уровнями интенсивности, комбинаций сочетанных факторов в ПК и т.д., поэтому не останавливаясь на этих противоречиях, рассмотрим требования к ЭППЧ в производственных условиях. С 1976г. еще в ГОСТе предельно допустимый уровень напряженности электрического поля был установлен в 5кВ/м течение 8 часовой рабочей смены без специальных защитных средств. Эта норма перекочевала без изменений и в наше время, но при превышении ее в 5 раз (как предлагается для следующего класса УТ в Методике для проведения СОУТ, взятой из "Руководства по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда" Р 2.2.2006-05), получается значение 25кВ/м, при котором ни по ГОСТу, ни по действующему СанПиН 2.2.4.1191-03 "Электромагнитные поля в производственных условиях" не допускается работать на единой минуты без специальных защитных средств, а по Методике это соответствует классу 3.1. Для класса УТ 3.2 превышение по Методике допускается в 10(!) раз. В нормативах (ни в ГОСТ по ЭППЧ, ни в СанПиН по ЭПМ в производственных условиях) нет никаких указаний на такие запредельные значения ЭППЧ. Если бы превышение было на 5 кВ/м, то это позволяет работать без специальных защитных средств по всем нашим нормативным документам 3 часа.
Следует заметить, что в условиях сильных электрических полей промышленных частот в настоящее время работает не очень большой контингент рабочей силы, так как в связи с определенными обстоятельствами развития энергетической системы в стране за последние 25 лет не отмечалось и ни одного километра новых ЛЭП построено не было, реальный медицинский мониторинг работников, скорее всего, отсутствует, новых научных публикаций о воздействии ЭППЧ тоже нет, неактуально. Но Методика должна быть корректной независимо от контингента работников.
Суть рассмотренных в статье некоторых положений вновь принятого закона о СОУТ, «закона-спутника» о внесении изменений в другие законодательные акты в связи с принятием базового закона и Методики о проведении СОУТ свидетельствует о сознательной «некомпетентности» их авторов в пользу работодателей и обслуживающих их коммерческих организаций, способных организовать любую оценку: специальную или просто аттестацию рабочих мест в ущерб законным интересам работников. Убедительным доказательством ухудшения социального положения работников являются поправки, внесенные в ТК РФ: лишение права работников, работающих во вредных условиях (3.1 и 3.2) на сокращенную рабочую неделю (ст.92 ТК РФ); увеличение продолжительности рабочей смены до 12 часов (ст. 92 ТК РФ), лишение дополнительно оплачиваемого отпуска для лиц, работающих во вредных условиях класса 3.1( ст.17 ТК РФ).
Поэтому Закон должен быть отменён как не выверенный, с рядом методических и научных изъянов, предвзятый, не учитывающий интересы основной части производительных сил-работников.
Список литературы

1.Корж В.А. Специальная оценка условий труда // Охрана труда и социальное страхование.- 2014.-N3-с3-9.
2. Русак О.Н., Малаян К.Р., Фаустов С.А.,. О специальной оценке условий труда// Охрана труда и специальное страхование- 2013-N11-C
3. Гниденко Т. Спецоценка и профпатология. // Охрана труда и социальное страхование. Приложение « Медицина труда и экология» , 2014-N2-с2.
4.Збышко Б. У партнеров не должно быть двойных стандартов// Охрана труда. Практикум- 2014-N2-c36-42.


ЧАСТЬ 3. В.М. Минько. О ПРОБЛЕМАХ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ОЦЕНКИ УСЛОВИЙ ТРУДА
Специальная оценка условий труда (СОУТ) осуществляется в настоящее время в соответствии с документами: Федеральный закон № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» и «Методика проведения специальной оценки условий труда», которая была утверждена приказом Минтруда России от 24 января 2014 г., № 33н. Методика устанавливает четыре процедуры: 1) порядок идентификации потенциально вредных и (или) опасных производственных факторов; 2) порядок исследований и измерений этих факторов; 3) отнесение условий труда на рабочем месте к классам (подклассам) по степени вредности и (или) опасности; 4) оформление результатов проведения СОУТ.
К сожалению при подготовке указанных выше нормативных правовых актов практически не учитывался опыт оценки условий труда, начало которой в стране относится к 1970 году.
Идентификация потенциально вредных и (или) опасных
производственных факторов
Выявленные в ходе идентификации потенциально вредные и (или) опасные производственные факторы (ВОПФ) сравниваются с разработанными Классификатором ВОПФ (приложение 2 к приказу № 33н) и только при совпадении наименований факторов проводятся необходимые исследования и измерения и устанавливается класс (подкласс) условий труда.
Сравнение содержания Классификатора ВОПФ и ГОСТ 12.8.003 «Система стандартов безопасности труда. Опасные и вредные производственные факторы. Классификация» указывает на существенные различия: ряд физических и психофизиологических факторов, имеющихся в стандарте, в Классификатор не вошли – все факторы, связанные с состоянием оборудования, размещением рабочих мест, повышенным напряжением и др. Не оценивается уровень санитарно-бытового обеспечения работников. Как же в таком случае будет выполняться ст. 5 ФЗ «О специальной оценке условий труда». Ведь в этой статье указано, что результаты СОУТ применяются для оформления объемов санитарно-бытового обеспечения работников. Отсюда следует, что СОУТ «не дотягивает» до комплексной оценки условий труда, позволяет получать только какие-то «урезанные» оценки, что резко сокращает практическую ценность этого мероприятия при планировании работы по охране труда.
В Методике отмечено, что идентификация осуществляется экспертом организации, проводящей СОУТ, а результаты идентификации утверждаются комиссией по проведению СОУТ. Более правильно было бы указать, что комиссия рассматривает результаты, а утверждает председатель этой комиссии.
В п. 8 Методики записано, что если на рабочем месте не установлены ВОПФ, то «работодателем подается декларация соответствия условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда». Но ведь СОУТ проводится должно не по всем факторам, формирующим условия труда на рабочем месте и по которым установлены государственные нормативные требования охраны труда. Поэтому подача декларация только по результатам СОУТ не будет обоснованной и приведет к тому, что работодатели не будут заинтересованы в мероприятиях по всестороннему улучшению условий труда.
Неясно, почему согласно п. 11 Методики идентификация ВОПФ в отношении рабочих мест, которые включены в списки, дающие право на досрочное назначение пенсии по старости, гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, проводится исходя из перечня ВОПФ, указанных в частях 1 и 2 ст. 13 Федерального закона № 426-ФЗ, а не Классификатора ВОПФ.
Как известно, термин «идентификация» в технике, математике – это установление соответствия. В охране труда – это установление соответствия факторов условий труда государственным нормативным требованиям (ПДУ, ПДК или иным требованиям). Факторы указаны в Классификаторе. Чтобы установить их соответствие, остается провести их измерение или иным образом провести оценку. Вполне возможно обойтись и без этого иностранного слова – идентификация. Но уж если такой термин введен в Методику, то изложение должно соответствовать его смыслу, т.е. нет оснований разделять СОУТ на идентификацию и измерение ВОПФ. Без измерений в ряде случаев даже нельзя установить, является ли фактор вредным.
Определение классов (подклассов) условий труда
В Методике содержатся таблицы, согласно которым осуществляется отнесение условий труда по результатам исследований и измерений ВОПФ к тем или иным классам (или подклассам). По некоторым факторам, например, по химическому фактору Методика не отличается от Руководства [5], использовавшегося при проведении аттестации рабочих мест. Вместе с тем следовало более подробно разъяснить, как использовать для определения класса и подкласса вредности сумму отношений∑= где n – количество вредных химических веществ однонаправленного действия, Ki – фактическая концентрация i-го вредного вещества, ПДКi – предельно допустимая концентрация этого же вещества.
В Методике для оценки класса и подкласса условий труда при воздействии аэрозолей преимущественно фиброгенного действия использована ожидаемая пылевая нагрузка (ПН) за год
(1)
где Ксс – фактическая среднесменная концентрация пыли, мг/м3;
N – число смен в течение года, отработанных в условиях запыленности;
Q – объем легочной вентиляции за смену, м3.
Величина ПН1год сравнивается с контрольной пылевой нагрузкой (КПН), которая вычисляется по формуле
(2)
где ПДКсс – предельно допустимая среднесменная концентрация пыли, мг/м3;
Nгод – количество рабочих смен в году.
Важно отметить, что величина Ксс, N и Q определяются с большими погрешностями. Еще большую погрешность будет иметь величину ПН, т.к. ошибка произведения равна сумме ошибок сомножителей. Допустим, что величины Ксс, N и Q определяются с погрешностями ± 10 %. Реальные погрешности могут быть еще выше. Тогда величина ПН1год будет оцениваться с погрешностью ±30 %. Можно ли при такой погрешности измерений делать какие-либо выводы. Следует также отметить, что в Методике расчеты по формулам, в которые входят величины, измеряемые или оцениваемые с большими погрешностями, использованы и в отношении других факторов условий труда.
В Методике без каких-либо пояснений определение классов (подклассов) вредности в отношении повышенного шума осуществляется только относительно уровня 80 дБА. Независимо от вида выполняемых работ, условия труда признаются вредными, только если уровень шума превышает 80 дБА. Таким образом, если на рабочем месте водителя городского автобуса фактический уровень шума составит 80 дБА, то условия труда при СОУТ будут оценены как допустимые, хотя это на 20 дБА выше ПДУ для этого рабочего места согласно СН 2.2.1/2.1.8.562. Тогда все СН, вырабатывавшиеся десятилетиями, по итогам больших научных исследований, отбрасываются за ненужностью.
Вибрация оценивается по уровню виброускорения только относительно 115 дБ (направление Z) и 112 дБ (направление X, Y), хотя для технологической вибрации категории 3а ПДУ виброускорения согласно СН 2.2.1/2.1.8.566-96 составляет 100 дБ.
В п. 49 Методики указано, что микроклимат является нагревающим, если температура воздуха в помещении выше границ оптимальных величин, предусмотренных приложением 13. Однако в этом приложении оптимальные величины не приведены.
Оценка условий труда по параметрам микроклимата, в целом, представляется усложненной. К тому же, в п. 54 при оценке средневзвешенной характеристики условий труда по микроклимату с учетом продолжительности пребывания в рабочих зонах с разными значениями показателей микроклимата предложено принимать продолжительность смены не более 8 ч. Но ведь Трудовой кодекс РФ допускает большую продолжительность смены даже при вредных условиях труда. Как быть в этой ситуации не поясняется.
Методика учитывает только микроклиматические показатели. Работа на открытом воздухе, т.е. метеоусловия, также являющиеся факторами условий труда, не оцениваются.
Оценка условий труда по показателю освещенности недостаточно обоснована. Для этой оценки предложен средневзвешенный показатель УТср:
(3)
где УТ1, УТ2, …, УТn – условия труда по показателю освещенности в 1-й, 2-й и n-й рабочих зонах. При этом если освещенность соответствует норме, то УТ = 0, если освещенность составляет 50 % от нормы или выше, то УТ = 1, если освещенность менее 50 % от нормы, то УТ = 2;
t1, t2, …, tn – продолжительность пребывания в рабочих зонах с разной освещенностью в долях единицы.
Представим такую ситуацию: работник 2/3 рабочей смены занят в зоне с освещенностью, соответствующей нормам, а 1/3 в зоне, где освещенность составляет 50 % от нормативной. Расчет по формуле (3) дает:

т.е. в целом условия труда должны быть признаны допустимыми, так как согласно Методики, если 0 < УТср < 0,5, то условия труда допустимые. Вредными они становятся, только если УТср ≥ 0,5. Получается, что треть смены работник занят на рабочем месте при половинной от нормы освещенности, что безусловно и вредно, и даже опасно при некоторых работах, а условия труда должны быть признаны допустимыми. К тому же неясно, каким образом, из каких нормативных актов определять нормы освещенности для производственных рабочих мест. Почему для оценки условий труда по освещенности предложены только два подкласса вредных условий – 3.1 и 3.2, учитывается соответственно освещенность выше 50 % и ниже 50 % от нормы. Какие-либо промежуточные значения, например 25 %, 75 % не учитываются, т.е. предложена весьма упрощенная оценка.
При оценке условий труда по тяжести и напряженности трудовых процессов учитываются также только два подкласса вредности: 3.1 и 3.2, что приводит к достаточно огрубленным общим оценкам. Не учитываются разные затраты энергии на подъем груза, перемещение по горизонтали, опускание.
Методика допускает снижение степени вредности условий труда при применении работниками эффективных СИЗ. Однако оценка эффективности СИЗ только по документам (сертификатам, декларациям, инструкциям) без специальных исследований, которые возможны только в специальных лабораториях с применением достаточно сложных методик, будет весьма ориентировочной и, соответственно, снижение вредности – необоснованным. Да и в целом нельзя ориентировать предприятия только на использование СИЗ, а не на поиск техники и технологий, при которых СИЗ не нужны. К тому же известно, что далеко не во всех случаях СИЗ обеспечивают безопасность работника.
В Методике вреднный класс условий труда разбит на четыре подкласса: 3.1, 3.2, 3.3, 3.4. Подобное двухзначное определение тут же создало проблемы. В частности для вычисления класса условий труда по параметрам микроклимата авторам Методики пришлось подклассы переводить в баллы (использована семибалльная шкала). Затем по ним вычисляется средневзвешенный балл с учетом величин баллов в рабочих зонах с различными характеристиками микроклимата и продолжительностью пребывания. Полученный средневзвешенный балл опять переводится в класс или подкласс условий труда. Стоит заметить, что еще в 70-е годы прошлого века тогдашним НИИ труда (Славина С.Э, Макушин В.Г.) была разработана Медико-физиологическая классификация и критерии для оценки факторов условий труда, основанные на шестибалльной шкале [1], [2]: 1 – оптимальные условия, 2 - допустимые условия, 3 – не вполне благоприятные условия (пограничное состояние организма), 4 – неблагоприятные условия (ухудшение большинства физиологических показателей), 5 – экстремальные условия, 6 – особо неблагоприятные, критические условия труда. Нет оснований считать, что примененная в Методике шкала для оценки условий труда является в чем-то более обоснованной. К тому же эта шкала не может быть использована при расчетах по планированию снижения профессиональных рисков – двухзначные определения подклассов условий труда приходится переводить в баллы [3] [4].
Нельзя понять, на каком основании из Методики СОУТ исключена оценка травмоопасности, оценка уровня санитарно-бытового обеспечения работников (душевые, умывальные, гардеробные, специальные санитарно-бытовые помещения, питание, медицина). Без всего этого оценка условий труда, как бы её ни называли (специальная или какая-либо другая) не может быть полноценной.
Конечно, практика применения, покажет. Накопление соответствующих примеров, мнений специалистов позволят указать пути совершенствования документа. С учетом изложенного выше Методика СОУТ нуждается в серьезном пересмотре.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Количественная оценка тяжести труда. Межотраслевые методические рекомендации. – М.: Экономика, 1988. – 120 с.
2. Межотраслевые методические рекомендации по определению тяжести труда. – М.: НИИ труда, 1978. – 45 с.
3. Минько В.М. Математическое моделирование в охране труда. - Калининград: из-во ФГБОУ ВПО «КГТУ, 2008. – 248 с.
4. Минько В.М. Методология разработки оптимальной годовой программы снижения профессиональных рисков / В.М. Минько, И.Ж. Титаренко, Е.А. Бондарь // Безопасность жизнедеятельности. – 2013. - № 2. – С. 17-21.
5. Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда. Руководство Р 2.2.2006 - 05. – 120 с.


ЧАСТЬ 4. В.В.Милохов, О.Н. Русак, В.В Цаплин. О достоверности результатов специальной оценки условий труда


Контроль условий труда является одной из важных составляющих комплекса мероприятий по обеспечению безопасности работников в процессе труда. Важность этого вида работ не требует обоснования, так как результаты контроля условий труда позволяют своевременно предпринять действия, направленные на устранение причин неблагоприятных воздействий факторов производственной среды и трудового процесса, т.е. обеспечить нормализацию условий труда [1]. Контроль условий труда в действующих подразделениях, как правило, осуществляется на базе косвенных показателей, в качестве которых используются уровни вредных факторов производственной среды и трудового процесса. До настоящего времени в РФ используются несколько разновидностей системы контроля условий труда (контроль состояния условий труда на рабочих местах, производственный контроль санитарно-гигиенических нормативов, санитарно-гигиеническая характеристика рабочего места при расследовании профессиональных заболеваний и др. [1-3]).
Многолетняя практика проведения указанных видов контроля позволила создать методики проведения контроля, регламентирующие порядок инструментальных измерений уровней комплекса параметров для каждого вредного фактора и процедуру сопоставления их с предельно допустимыми значениями. Комплекс параметров, используемых при оценке уровней факторов производственной среды и трудового процесса, утвержден гигиеническими нормативами в качестве обязательных критериев, на основании которых осуществляется оценка условий труда.
С января 2014 г. введена еще одна разновидность периодического контроля, под названием «специальная оценка условий труда» (СОУТ) [4]. Этот вид периодического контроля, осуществляемый один раз в 5 лет, имеет сходное с другими видами контроля условий труда назначение, это определение соответствия условий труда гигиеническим требованиям. Основной отличительной особенностью СОУТ является наличие процедуры определения класса условий труда, т.е. оценки потенциальной опасности фактических уровней факторов производственной среды и трудового процесса. Результатам этой оценки класса условий труда придан официальный статус, и они являются правовой основой для назначения всех видов компенсаций за неблагоприятные условия труда. Другими словами, СОУТ изменяет существующую в настоящее время систему предоставления компенсаций за неблагоприятные условия труда, и реализует назначение компенсаций, за исключением некоторых категорий работников (п.6. N 426-ФЗ от 28.12.2013 г.), по результатам оценки и ранжирования условий труда по классам. Такое высокое назначение СОУТ определяет жесткие требования к обеспечению качества и объективности оценки уровней производственных факторов опасного и вредного воздействия. Однако, на наш взгляд, в настоящее время процедура СОУТ не позволяет получить необходимую и надежную информацию об уровнях показателей условий труда. Вызвано это многими причинами и, в частности, отсутствием надежной нормативной базы и методологических подходов для ранжирования условий труда по классам, особенно при сочетанном воздействии комплекса производственных факторов, , а также несовершенством или отсутствием аппаратуры для измерения уровней факторов.
Порядок выполнения СОУТ регулируется «Методикой проведения специальной оценки условий труда» (далее «Методика»), утвержденной Минтруда РФ [5].
В предлагаемых материалах рассматриваются некоторые вопросы, возникающие при анализе методологических подходов, принятых в «Методике».
Как известно, проведению любых видов контроля предшествует работа по выявлению рабочих мест, на которых будут производиться измерения, и определению перечня вредных факторов, уровень которых подлежит инструментальной оценке. Эта работа выполняется коллективом специалистов, из которых особая роль отводится специалистам, имеющим высокий уровень квалификации в конкретном производственном процессе (представители предприятия, на котором проводится оценка условий труда и представители государственных органов контроля и надзора безопасного ведения работ).
Аналогичная работа предусмотрена и при СОУТ, названная идентификацией, но ее выполняет «эксперт» организации, проводящей СОУТ. Отличительной особенностью идентификации является использование ее для определения перечня рабочих мест и параметров факторов производственной среды и трудового процесса, которые не подлежат специальной оценке. Одним из видов оснований для исключения рабочих мест из перечня, подлежащих СОУТ, является субъективное решение эксперта, принимаемое по результатам изучения документации о производственной среде и технологическом процессе, без выполнения инструментальных измерений. Другими основаниями для исключения рабочих мест из перечня СОУТ являются отсутствие в зоне их размещения источников вредных факторов или присутствие их в списках рабочих мест, на которых СОУТ не проводится (Приложение №2 «Методики»).
Например, СОУТ по параметрам микроклимата ограничивается в «Методике» условиями выполнения работ только «на рабочих местах, расположенных в закрытых производственных помещениях, в которых размещено оборудование, являющееся искусственным источником тепла и (или) холода». В тоже время, вариантов условий работы, при которых происходит нарушения теплообмена человека с окружающей средой, в действующих гигиенических нормативах предусмотрено значительно больше (работа в условиях жаркого климата, работа за пределами помещений, работа в неотапливаемых помещениях, в помещениях с большим выделением влаги и др.). По нашему мнению, параметры микроклимата должны оцениваться повсеместно, притом по полному спектру критериев, нормируемых в действующих нормативах [6, 7].
За рамками перечня рабочих мест, на которых осуществляется СОУТ по виброакустическим факторам, остаются рабочие места, на которых отсутствуют источники вибрации и звуковых колебаний [8]. Создается впечатление, что разработчики «Методики» не считают вредными или опасными виброакустические факторы, проникающие из-за пределов помещений, независимо от их уровня.
Аналогичным примером исключения факторов производственной среды из категории вредных или опасных можно проиллюстрировать факторами, представленными неионизирующими излучениями. Эти факторы в «Методике» исключаются из разрядов опасных или вредных на «рабочих местах, на которых работники исключительно заняты на персональных электронно-вычислительных машинах (персональных компьютерах) и (или) эксплуатируют аппараты копировально-множительной техники настольного типа, единичные стационарные копировально-множительные аппараты, используемые периодически для нужд самой организации, иную офисную организационную технику». Таким образом, в «Методике» игнорируется высокая опасность низкочастотного электромагнитного поля, и большая разновидность заболеваний пользователей персональными компьютерами и офисной техники, которые гигиенисты относят на воздействие электромагнитных излучений.
При СОУТ по тяжести трудового процесса проводится по критериям «Методики» только «при выполнении работ по перемещению грузов вручную, работ, выполняемых в вынужденной позе или стоя или при перемещении в пространстве». В той же «Методике» СОУТ по напряженности трудового процесса проводится только при выполнении диспетчерских работ, на рабочих местах операторов технологического оборудования и при управлении транспортными средствами. По нашему мнению, указанное ограничение перечня рабочих мест, подлежащих СОУТ по тяжести и напряженности трудового процесса, требует обоснования, так как статистика массовых заболеваний опорно-двигательного аппарата и нарушений со стороны деятельности центральной нервной системы у пользователей офисной техникой свидетельствует о необходимости проведения СОУТ на большинстве их рабочих мест.
Приведенный неполный перечень ситуаций, в которых согласно «Методике» рабочие места и факторы производственного процесса исключаются из разряда вредных или опасных, не позволяют считать ее способом для объективного повсеместного выявления неблагоприятных условий труда с целью принятий срочных мер по их нормализации и, тем более, для назначения компенсаций за неблагоприятные условия труда. Следует подчеркнуть, что условия труда рабочих мест, на которых СОУТ не производится, эксперт характеризует как «допустимые» без выполнения каких либо измерений. Такой подход может привести к тому, что работник, длительно работая в условиях, которые эксперты оценили как «допустимые» без выполнения измерений, в случае заболевания или получения серьезного ущерба здоровью встретится с большими трудностями для доказательства их связи с профессиональным заболеванием. При этом, для категорий работников, на рабочих местах которых СОУТ не проводится, возникнут проблемы с предъявлением претензий в адрес работодателя по поводу нормализации условий труда.
Вызывает недоумение полное исключение из перечня рабочих мест, подлежащих СОУТ практически по всему спектру факторов на рабочих местах административных, управленческих, интеллектуальных и других видов работ, выполняемых непроизводственным персоналом.
Не менее серьезным недостатком «Методики» является допущенные без всяких обоснований изменения в гигиенических нормативах, определяющих перечень параметров, используемых для определения соответствия условий труда нормам, и предельно допустимых значений параметров. Характер этих изменений и допустимы ли они при оценке условий труда, можно иллюстрировать следующим анализом содержания «Методики».
Необходимо отметить имеющие место отклонения в “Методике” от требований, установленных действующими нормативами, к процедуре оценки параметров микроклимата. В первую очередь это коснулось численности контролируемых параметров фактора вредного воздействия. Например, в числе параметров микроклимата, используемых для СОУТ, отсутствуют температура поверхности (результирующая температура), допустимые перепады температуры и скорости воздуха по вертикали и горизонтали и др. [6, 7]. Исключение этих параметров не позволит объективно оценить эффективность условий труда для обеспечения нормального теплообмена работника с окружающей средой. В тоже время для оценки класса условий труда используются параметры, которые в действующих нормативах фигурируют только как «рекомендуемые», это тепловая нагрузка среды (ТНС) и средневзвешенная температура. При этом, контроль параметров микроклимата допускается проводить один раз, в то время как п.7.1 СанПиН 2.2.4.548-96 определяет, что контроль их соответствия гигиеническим требованиям должен осуществляться не менее двух раз в год (в теплый и холодный периоды года).
При воздействии виброакустических факторов класс условий труда в «Методике» определяется без учета их максимальных уровней нормируемого параметра. Например, при непостоянном шуме оценку класса условий труда предлагается осуществлять только по величине эквивалентного (по энергии) уровня звука. Однако действующими нормативами определено, что шумовая обстановка считается допустимой только тогда, когда она как по эквивалентному, так и по максимальным уровням, не превышает установленных нормативных значений. Такие же искажения подходов для контроля условий труда имеют место в “Методике” при специальной оценке других виброакустических факторов (локальная и общая вибрация, инфразвук, ультразвук). Таким образом, в «Методике» имеет место искажение принципа ограничения энергии фактора производственной среды, воздействующей на работника за рабочую смену. Несмотря на недостатки, этот принцип широко используется для эффективной защиты работника от неблагоприятных воздействий за счет регулирования режима труда и отдыха (защита «временем»). При этом оговаривается, что наряду с контролем уровня воздействующей энергии факторов, необходим жесткий контроль их максимальных уровней, чтобы исключить опасные воздействия на работника. Это требование в «Методике» не учтено, ограничивая СОУТ контролем и ранжированием суммарной энергетической составляющей.
В «Методики» для СОУТ по фактору световая среда отсутствуют показатели: контрасты яркостей наблюдаемых поверхностей, распределение яркости на наблюдаемой поверхности и уровень пульсаций светового потока. Каждая из указанных характеристик при отклонении от норм может неблагоприятным воздействиям даже если освещенность поверхностей будет в пределах норм.
Особой критики заслуживает содержание п. п. 48 - 50 «Методики», в которых установлены методы ранжирования условий труда по классам (раздельная оценка класса условий труда по каждому параметру микроклимата и общая оценка по наиболее высокому классу). С таким подходом согласиться нельзя, так как интенсивность теплообмена человека с окружающей средой за счет излучения, испарения и конвекции определяется одновременным сочетанием значений температуры, влажности и скорости воздуха, температуры поверхности, а также интенсивности инфракрасного излучения.
В п. 52 при выполнении работ в различных условиях микроклимата, предлагается проводить СОУТ по параметрам микроклимата, используя величину средневзвешенной температуры. Приведенная в «Методике» информация по определению класса условий труда по величине средневзвешенной температуры игнорирует указание Приложения 3 СанПиН 2.2.4.548-96, что в этом случае «остальные показатели микроклимата (относительная влажность воздуха, скорость движения воздуха, температура поверхностей, интенсивность теплового облучения) на рабочих местах должны быть в пределах допустимых величин». Проблематично будет производить оценку условий труда по величине средневзвешенной температуры, если значения других параметров микроклимата не будут в пределах норм, т.к. какие либо указания по этому поводу в «Методике» отсутствуют.
Нельзя согласиться с указаниями п. 62 «Методики» в качестве общего класса условий труда по фактору неионизирующее излучение при воздействии различного диапазона частот электромагнитных волн использовать наиболее неблагоприятный класс условий труда. Это противоречит указаниям [9], которые устанавливают, что при облучении от нескольких источников, например, электромагнитных полей различных участков диапазона радиочастот, оценка условий труда осуществляется с учетом аддитивного эффекта действия электромагнитных волн. Кроме того, в «Методике» не учтена особенность оценки воздействия радиочастотного диапазона электромагнитного поля. Действующие гигиенические нормативы предписывают осуществлять оценку по величине энергетической экспозиции электрической, магнитной напряженностей или плотности потока энергии электромагнитного поля. В этой ситуации наряду с энергетической экспозицией нормируется и оценивается максимальный уровень электрической, магнитной напряженностей или плотности потока энергии электромагнитного поля. В «Методике» при оценке класса условий труда это обстоятельство не учтено и СОУТ осуществляется только по величине энергетической экспозиции, что по нашему мнению недопустимо.
Аналогичные замечания можно отметить и по методам оценки других факторов вредного воздействия (ионизирующие излучение, освещение естественным светом, тяжесть и напряженность трудового процесса и др.).
При оценке класса условий труда при СОУТ используется величина превышения фактических значений уровней факторов над уровнями этих факторов, используемых для характеристики определенного класса и степени условий труда. Шкала уровней факторов, используемая для оценки условий труда, приведенная в «Методике», в основном, заимствована из Р.2.2.2006-05. В тоже время, существуют серьезные сомнения, что сравнение с указанной шкалой уровней факторов может служить основанием для оценки потенциальной опасности условий труда. Правовой статус Руководства Р.2.2.2006-05 не позволяет использовать его для регулирования процесса установления вида и размера компенсаций за неблагоприятные условия труда, так как оно отсутствует в перечне нормативных актов, содержащих государственные требования охраны труда.
Особые претензии следует предъявить к содержанию «Методики» из-за наличия в ней нормативов, не прошедших гигиенических исследований. Наряду, с уже отмеченным нами, сокращением перечня контролируемых параметров факторов производственной среды, «Методика» изобилует искаженной информацией о допустимых уровнях факторов. Так, при оценке класса условий труда по шуму нормы уровней звука и их значения по спектру частот разработчики «Методики» оставляют неизменными для любых видов работ. В процессе СОУТ по фактору общая вибрация, в качестве нормативов для определения класса условий труда принято значение виброускорения для транспортной вибрации (рабочие места категории 1). Использование этих норм для всех других технологических процессов, т.е. для рабочих мест категории 2 и 3, приводит к тому, что при оценке класса условий труда сравнение осуществляется с допустимыми уровнями виброускорения соответственно на 23 дБА и 31 дБА выше, чем установлено в действующих нормах для этой категории рабочих мест. Как результат, разработчики «Методики» добиваются искусственного снижения класса условий труда.
Для оценки класса условий труда по фактору «инфразвук», наряду с тем, что не учитывается вид и условия выполнения работ, в «Методике» используются отсутствующие в гигиенических нормативах значения предельно допустимых уровней звукового давления (табл. 1, 2). Кроме того, не приняты во внимание указания [10] не допускать превышения максимально допустимых уровней звукового давления непостоянного во времени инфразвука (120 дБ Лин). Если фактический уровень непостоянного инфразвука достигнет значений, равных максимально допустимому уровню, то в этом случае условия труда по «Методике» будут оценены только классом 3.3, хотя исходя из понятия «максимально допустимый уровень» следовало ожидать характеристики класса условий труда «опасный» (табл. 2).
Таблица 1

Наименование показателя

Уровни звукового давления, дБ, в октавных полосах со среднегеометрическими частотами, Гц

Общий уровень звукового давления,

дБ Лин

Источник норм

2

4

8

16

Выполнение всех видов работ на рабочих местах

110

105

100

95

110

«Методика»

Работы с различной  степенью тяжести и напряженности трудового     процесса в производственных помещениях и на территории предприятий:

- работы различной степени тяжести.

- работы различной степени интеллектуально - эмоциональной напряженности

 

 

 

 

 

 

 

100

95

 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

95

90

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

90

85

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

85

80

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

100

95

 

 

 

СН 2.2.4/2.1.8.583-96

Территория жилой застройки

90

 

85

 

80

 

      75

 

90

 

Помещения жилых и
общественных зданий

75

70

65

60

75

 

Таблица 2

Оценка класса условий труда

Наименование показателя, единица измерения

Класс (подкласс) условий труда

Источник ранжирования условий труда по классам

допустимый

вредный

опасный

2

3.1

3.2

3.3

3.4

4

 

Инфразвук, общий уровень звукового давления, дБЛин

 110

110 - <115

115 - <120

120 - <125

125 - <130

> 130

«Методика»

Инфразвук, общий уровень звукового давления, дБЛин    

│≤100

100-<105

105-<110

110-<115

115-<120

>120

Р 2.2.2006-05

Несоответствие нормативного материала, используемого в «Методике» для оценки класса условий труда, действующим гигиеническим требованиям можно увидеть, проанализировав подходы ранжирования в условия проявления других факторов производственной среды. Несмотря на то, что в п. 1 Ст. 3 п. ФЗ N 426 от 28.12.2013 г. и п. 14 «Методики» оговаривается, что при проведении специальной оценки условий труда должны использоваться утвержденные в установленном порядке методы исследований и методики (методы) измерений, в ней содержатся материалы, противоречащие этим требованиям. Особое внимание следует обратить на наличие в «Методике» нормативов, на основе которых проводится ранжирование условий труда по классам. В действующих, утвержденных в установленном порядке гигиенических нормативах, содержащих государственные требования охраны труда, такая информация отсутствует. Следует признать недопустимым для оценки условий труда, особенно по факторам, способствующим развитию профессиональных заболеваний, использование не прошедшей гигиенической апробации нормативной базы, которая предлагается в «Методике». Разработчикам «Методики», очевидно, необходимо напомнить, что изменение методологических подходов в гигиенической составляющей оценки условий труда дозволено только специализированным государственным органам, в частности Роспотребнадзору РФ, которому государство делегировало функции по разработке и утверждению государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов (Указ Президента РФ от 19.03.2013 N 213). 

Давая общую неудовлетворительную оценку качеству «Методики специальной оценки условий труда», утвержденной Минтруда РФ, следует отметить имеющие место многочисленные отклонения от требований действующего законодательства о порядке проведения оценки условий труда. Допущенные ошибки при формулировании положений и методологических подходов в «Методике» СОУТ, свидетельствуют о ее непригодности для получения достоверных сведений об условиях труда и подтверждают необходимость внесения серьезных корректив в содержание “Методики”.
Литература
1. Ст. 212 ТК РФ от 30.12.2001 N 197-ФЗ (действующая редакция от 02.04.2014).
2. Ст. 32 Федерального закона N 52-ФЗ от 30.03.1999 (ред. от 23.07.2013) "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (с изм. и доп.).
3. Постановление Правительства РФ от 15 декабря 2000 г. n 967 «Об утверждении положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний».
4. Федеральный закон "О специальной оценке условий труда" от 28 декабря 2013 г. N 426-ФЗ.
5. Приказ Министерства труда РФ от 24 января 2014 г. N 33н г. Москва. "Об утверждении Методики проведения специальной оценки условий труда, Классификатора вредных и (или) опасных производственных факторов, формы отчета о проведении специальной оценки условий труда и инструкции по ее заполнению".
6. СанПиН 2.2.4.548-96. Гигиенические требования к микроклимату производственных помещений.
7. ГОСТ 30494-2011. Здания жилые и общественные. Параметры микроклимата в помещениях.
8. СН 2.2.4/2.1.8.562-96. Шум на рабочих местах, в помещениях жилых, общественных зданий и на территории жилой застройки.
9. СанПиН 2.2.4.1191-03 "Электромагнитные поля в производственных условиях".
10. СН 2.2.4/2.1.8.583-96 Инфразвук на рабочих местах,
в жилых и общественных помещениях и на территории
жилой застройки.



ЧАСТЬ 5. С.А. Фаустов. О постатейном рассмотрении Закона «О специальной оценке условий труда»
Статья 1 «Общие положения». Непонятно, почему «отношения, возникающие в связи с проведением специальной оценки условий труда…» стали предметом законодательного регулирования. В России достаточно нормативных правовых актов, необходимых для оценки условий труда во всех ее формах и без Закона «О специальной оценке условий труда». По-видимому, создатели Закона преследовали цель на годы вперед законодательно закрепить возможность реализовывать навязанную услугу предприятиям и организациям в виде специальной оценки условий труда. Анализ проводимой ранее аттестации рабочих мест показал ее экономическую неэффективность: ежегодные совокупные затраты предприятий в несколько миллиардов рублей не привели к улучшению условий труда в масштабах России. На основании этого эффективность специальной оценки условий труда кажется также весьма сомнительной.
Возникает также следующий вопрос: насколько создатели Закона учли мировой опыт? Ни для кого не является секретом, что Россия не относится к передовым странам в отношении производственного травматизма и профессиональных заболеваний – основных критериев влияния условий труда на работников. Анализ Закона свидетельствует, что он коренным образом противоречит мировому опыту. В развитых странах работодатель обязан не только соблюдать требования законодательства в отношении условий и охраны труда, но, главным образом, заниматься управлением профессиональными рисками. Под этим понимают идентификацию рисков, их оценку и снижение силами самого предприятия. При этом используются все возможные методы и, как правило, не привлекаются сторонние организации для измерений параметров условий труда. Конечной целью такой процедуры является ликвидация профессиональных рисков, а если это невозможно, то их снижение или хотя бы недопущение роста. В статье 15 Закона среди результатов упоминается о перечне мероприятий по улучшению условий и охраны труда работников, разрабатываемом организацией, проводившей специальную оценку условий труда. При этом, вопреки Трудовому Кодексу Российской Федерации, ничего не говорится о роли работодателя, который обязан обеспечивать надлежащие условия труда на рабочих местах. Таким образом, Закон фактически отстраняет работодателя от обязанностей, предписанных Трудовым Кодексом в отношении соблюдения требований охраны труда.


Статья 3, п. 1 Определение специальной оценки условий труда: «Специальная оценка условий труда является единым комплексом последовательно осуществляемых мероприятий по идентификации вредных и (или) опасных производственных факторов производственной среды и трудового процесса и оценке уровня их воздействия на работника с учетом отклонения их фактического значения от установленных … нормативов (гигиенических нормативов) условий труда и применения средств индивидуальной и коллективной защиты работников». Приведенное определение ничем не отличается от определения обычной оценки условий труда. Вопрос: чем по существу отличается специальная оценка условий труда от любой другой оценки условий труда?
Статья 7: приведены 16 позиций, по которым могут использоваться результаты специальной оценки условий труда. Среди них указана оценка профессиональных рисков. К сожалению, анализ Закона и подзаконных актов, принятых в связи с его введением, показал невозможность оценки профессиональных рисков. Это особенно печально, если учесть, что в развитых странах работодателям вменены в обязанность оценка и управление профессиональными рисками. Процедура управления профессиональными рисками показала свою эффективность в сочетании с незначительными материальными затратами.
Статья 8, п. 4: «Специальная оценка условий труда на рабочем месте проводится не реже, чем один раз в пять лет…». Такая периодичность, как и периодичность проводимой в прошлом аттестации рабочих мест, не соответствует международной практике управления профессиональными рисками. Процедура управления профессиональными рисками предусматривает ежедневный контроль за условиями труда с постоянной корректировкой обнаруженных нарушений.
Статья 10, п.6 гласит: «Идентификация потенциально опасных и (или) вредных производственных факторов не осуществляется в отношении:
1) Рабочих мест работников, профессии, должности, специальности которых включены в списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых осуществляется досрочное назначение трудовой пенсии по старости:
2) Рабочих мест, в связи с работой на которых работникам в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами предоставляются гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда;
3) Рабочих мест, на которых по результатам ранее проведенных аттестации рабочих мест по условиям труда или специальной оценки условий труда были установлены вредные и (или) опасные условия труда».
Из проведенного следует, что на некоторых рабочих местах с условиями труда, не отвечающими государственным нормативным требованиям, не предполагаются измерения и оценки вредных производственных факторов и планирование мероприятия по улучшению условий труда (п. 4 статьи 10 Закона). Это противоречит статье 212 Трудового Кодекса Российской Федерации и п. 1 Статьи 7 «Закона о специальной оценке условий труда». Условия труда на таких рабочих местах никогда не будут улучшены, поскольку это противоречит Закону о специальной оценке условий труда. Вызывает также сомнение правомочность термина «потенциально опасные и (или) вредные производственные факторы». Такой термин не применяется ни в одном нормативном правовом акте Российской Федерации.
Статья 11 «Декларирование соответствия условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда», п. 5: «В случае, если в период действия декларации соответствия условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда с работником, занятым на рабочем месте, в отношении которого принята декларация, произошел несчастный случай на производстве (за исключением несчастного случая на производстве, произошедшего по вине третьих лиц) или у него выявлено профессиональное заболевание, причиной которого явилось воздействие на работника вредных и (или) опасных производственных факторов, в отношении такого рабочего места действие данной декларации прекращается и производится внеплановая специальная оценка условий труда». Данный пункт не имеет смысла с отношении упомянутых в нем производственных травм, поскольку производственный травматизм не является предметом Закона «О специальной оценке условий труда». Этот же пункт содержит фразу о «несчастном случае на производстве, происшедшем по вине третьих лиц». Ни в отечественной, ни в международной практике такой термин не применяется.
Статья 13 «Вредные и (или) опасные факторы производственной среды и трудового процесса, подлежащие исследованию (испытанию) и измерению при проведении специальной оценки условий труда». В перечне вредных и (или) опасных производственных факторов, приведенных в данной статье, присутствуют только так называемые гигиенические факторы, для которых существуют нормативы, методики их замеров и оценок. Опасные производственные факторы, способные вызвать производственную травму, в перечне отсутствуют. Это означает, что при специальной оценке условий труда оценка опасности производственного травматизма не оцениваются и не учитываются. Между тем, именно производственные травмы являются основной причиной гибели работников в процессе трудовой деятельности. Такое положение дополнительно вносит сомнения в целесообразности специальной оценки условий труда. В этой же статье в отношении оценки световой среды предполагается исследование только освещенности искусственным светом. Оценка других известных показателей качества световой среды, в том числе параметров естественного освещения, не предусмотрена.
Статья 14 «Классификация условий труда». Пункт 2 данной статьи содержит крайне нечеткое определение оптимальных условий труда. Большинство специалистов, исходя из этого определения, не увидит разницы между оптимальными и допустимыми условиями труда. Пункт 4 статьи 14 содержит положение о возможности снижения класса (подкласса) условий труда на одну степень в случае применения работниками эффективных средств индивидуальной защиты. Логичное на первый взгляд положение, к сожалению, не имеет под собой никакого научного обоснования. Применение многих видов средств индивидуальной защиты (изолирующие костюмы, фильтрующие противогазы с высоким сопротивлением дыханию, изолирующие средства индивидуальной защиты органов дыхания, виброзащитные перчатки и т.д.), кроме того, что обеспечивают необходимую защиту, служат помехами в трудовой деятельности и увеличивают тяжесть труда. Вызывает также большое сомнение возможности определить «эффективность» средства индивидуальной защиты, поскольку ряд параметров, определяющих эффективное использование СИЗ, невозможно оценить в производственных условиях. Пункт 7 статьи 14 содержит также положение о возможности снижения класса условий труда, по согласованию с территориальным органом федерального органа исполнительной власти по организации и осуществлению федерального санитарно-эпидемиологического надзора, более чем на одну степень. Обоснования такой возможности Закон не приводит.
Статья 15 «Результаты проведения специальной оценки условий труда» содержит весьма громоздкий перечень документов, которые должны быть оформлены по результатам оценки. Учитывая, что прогнозируется отсутствие какой-либо реальной эффективности специальной оценки условий труда, по-видимому, невероятный объем документации и будет служить реальным результатом дорогостоящей процедуры, регулируемой Законом. Предписываемая п. 6 Статьи 15 необходимость работодателю размещать результаты специальной оценки условий труда на своем официальном сайте совершенно непонятна: Что означает «при наличии такого сайта»? Если у организации нет своего сайта, а у большинства малых и средних организаций нет сайтов, то пункт закона теряет свой смысл. Зачем помещать в закон пункт, выполнение которого для большинства предприятий и организаций невыполнимо?
Статья 22 «Независимость организаций, проводящих специальную оценку условий труда, и экспертов организаций, проводящих специальную оценку условий труда». Провозглашенная Статьей независимость организаций и экспертов, проводящих специальную оценку условий труда, не может быть полной, поскольку отношения между ними и организацией, заказавшей эту работу, регулируются не только «Законом о специальной оценке условий труда», но и гражданско-правовым договором. Опыт аттестации рабочих мест показал, что в этих условиях результаты оценки условий труда являются зачастую предметом торга между сторонами договора. Поэтому рассчитывать на полную независимость организации, проводящей специальную оценку условий труда в стране, где очень распространена коррупция, невозможно. Это дополнительный повод считать Закон неэффективным.

НЕКОТОРЫЕ ЧАСТНОСТИ по приказу № 33:

Нормирование производственного шума

В настоящее время действуют Санитарные нормы СН 2.2.4./2.1.8.562-96, регламентирующие требования к допустимым уровням шума на рабочих местах. Во-первых, нормы содержат классификацию шумов.
. По характеру спектра шума выделяют:
• широкополосный шум с непрерывным спектром шириной более 1 октавы;
• тональный шум, в спектре которого имеются выраженные тоны. Тональный характер шума для практических целей устанавливается измерением в 1/3 октавных полосах частот по превышению уровня в одной полосе над соседними не менее чем на 10 дБ.
По временным характеристикам шума выделяют:
• постоянный шум, уровень звука которого за 8-часовой рабочий день или за время измерения в помещениях жилых и общественных зданий, на территории жилой застройки изменяется во времени не более чем на 5 дБА при измерениях на временной характеристике шумомера «медленно»;
• непостоянный шум, уровень которого за 8-часовой рабочий день, рабочую смену или во время измерения в помещениях жилых и общественных зданий, на территории жилой застройки изменяется во времени более чем на 5 дБА при измерениях на временной характеристике шумомера «медленно».
Непостоянные шумы подразделяют на:
• колеблющиеся во времени шумы, уровень звука которых непрерывно изменяется во времени;
• прерывистые шумы, уровень звука которых ступенчато изменяется (на 5дБА и более), причем длительность интервалов, в течение которых уровень остается постоянным, составляет 1 с и более;
• импульсные шумы, состоящие из одного или нескольких звуковых сигналов, каждый длительностью менее 1 с, при этом уровни звука в дБАI и дБА, измеренные соответственно на временных характеристиках «импульс» и «медленно», отличаются не менее чем на 7 дБ.
Во-вторых, санитарные нормы содержат принципы нормирования шума. Нормируемыми параметрами постоянного шума являются уровни звукового давления L, дБ, в октавных полосах со среднегеомет¬рическими частотами: 31,5; 63; 125; 250; 500; 1000; 2000; 4000; 8000 Гц. Для ориентировочной оценки допускается использовать уровни звука LA, дБА. Нормируемыми параметрами непостоянного шума являются эквивалентные (по энергии) уровни звука LАэкв., дБА, и максимальные уровни звука LАмакс., дБА. Оценка непостоянного шума на соответствие допустимым уровням должна проводиться одновременно по эквивалентному и максималь¬ному уровням звука. Превышение одного из показателей рассматривается как несоответствие санитарным нормам.
В-третьих, документ содержит дифференцированные нормы в зависимости от характеристики трудовой деятельности:
Предельно допустимые уровни звукового давления, уровни звука и эквивалентные уровни звука для основных наиболее типичных видов трудовой деятельности и рабочих мест

№ пп

Вид трудовой деятельности, рабочее место

Уровни звукового давления, дБ, в октавных полосах со среднегеометрическими частотами, Гц

Уровни звука и эквива­лен­тные уровни

 

 

31,5

63

125

250

500

1000

2000

4000

8000

звука (в дБА)

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

1

Творческая деятельность, руко­во­дящая работа с повышенными тре­бо­ваниями, научная деятельность, конструирование и проектирование, программирование, преподавание и обучение, врачебная деятельность. Рабочие места в помещениях дирекции, проектно-конструк­торс­ких бюро, расчетчиков, програм­мис­тов вычислительных машин, в лабораториях для теоретических работ и обработки данных, приема больных в здравпунктах

86

71

61

54

49

45

42

40

38

50

2

Высококвалифицированная работа, требующая сосредоточенности, ад­ми­нистративно-управленческая дея­тельность, измерительные и ана­ли­тические работы в лаборатории; рабочие места в помещениях цехо­вого управленческого аппарата, в рабочих комнатах конторских по­мещений, в лабораториях

93

79

70

68

58

55

52

52

49

60

3

Работа, выполняемая с часто по­лу­чаемыми указаниями и акусти­чес­ки­ми сигналами; работа, требу­ю­щая постоянного слухового конт­ро­ля; операторская работа по точному графику с инструкцией; диспет­черс­кая работа. Рабочие места в помещениях диспетчерской служ­бы, кабинетах и помещениях наблю­дения и дистанционного управления с речевой связью по телефону; машинописных бюро, на участках точной сборки, на теле­фон­ных и телеграфных станциях, в помещениях мастеров, в залах обработки информации на вы­чис­лительных машинах

96

83

74

68

63

60

57

55

54

65

4

Работа, требующая сосредоточен­нос­ти; работа с повышенными тре­бованиями к процессам наблю­дения и дистанционного управ­ле­ния производственными циклами. Рабочие места за пультами в кабинах наблюдения и дистан­ци­он­ного управления без речевой связи по телефону, в помещениях лабо­раторий с шумным оборудованием, в помещениях для размещения шумных агрегатов вычислительных машин

103

91

83

77

73

70

68

66

64

75

5

Выполнение всех видов работ (за исключением перечисленных в п.п. 1-4 и аналогичных им) на посто­ян­ных рабочих местах в произ­водственных помещениях и на территории предприятий

107

95

87

82

78

75

73

71

69

80

Кроме этого, Санитарные нормы содержат допустимые значения уровней звукового давления, уровней звука и эквивалентных уровней звука для подвижного состава железнодорожного транспорта, морских, речных, рыбопромысловых и других судов, автобусов, грузовых, легковых и специальных автомобилей, пассажирских и транспортных самолетов и вертолетов. Такой же принцип нормирования содержится в ГОСТ 12.1.003-83 «ССБТ. Шум. Общие требования безопасности».
Из приведенных данных следует, что уровни производственного шума нормируются, исходя их множества параметров с учетом характера трудовой деятельности работников. Между тем, Приказ Минтруда России от 24 января 2014 г. N 33н «Методика проведения специальной оценки условий труда» предусматривает оценку уровней звукового давления в виде единственной нормы для всех видов работ:
«Предельно допустимые уровни звукового давления, звука и эквивалентного уровня звука на рабочих местах устанавливаются в соответствии со следующей таблицей:

Наименование показателя

Уровни звукового давления, дБ, в октавных полосах со среднегеометрическими частотами, Гц

Уровень звука и

эквива-

лентный уровень звука,

дБА

31,5

63

125

250

500

1000

2000

4000

8000

Выполнение всех видов работ на рабочих местах

107

95

87

82

78

75

73

71

69

80


Подход, использованный в приведенной методике, игнорирует особенности труда работников, в том числе, степень сосредоточенности, объем внимания и т.д., весьма характерные для управленческой деятельности, деятельности операторов, диспетчеров и других представителей современных видов труда. Очевидно также, что для таких видов трудовой деятельности предлагается применять завышенные нормы шума, сравнение с которыми данных измерений позволит установить приемлемый класс условий труда и сделать вывод об их соответствии нормам.

Нормирование световой среды
«Гигиенические требования к проектированию вновь строящихся и реконструируемых промышленных предприятий» СП 2.2.1.1312-03 требуют проектировать системы естественного, искусственного и комбинированного освещения с учетом необходимости обеспечения на рабочих местах (постоянных и непостоянных) следующих нормируемых показателей: коэффициент естественной освещенности (КЕО), освещенность рабочей поверхности, показатель ослепленности, отраженная блесткость, коэффициент пульсации, яркость, неравномерность распределения яркости. В производственных помещениях с постоянным пребыванием людей следует предусматривать естественное освещение.
Подобные требования содержатся в СанПиН 2.2.1./2.1.1.1278-03 «Гигиенические требования к естественному, искусственному и совмещенному освещению жилых и общественных зданий».
Содержащийся в Статье 13 Закона единственный показатель «освещенность рабочей поверхности» явно недостаточен для адекватной оценки световой среды.

 



ПРИЛОЖЕНИЯ
ПИСЬМО РУКОВОДИТЕЛЮ РОСПОТРЕБНАДЗОРА А.Ю. ПОПОВОЙ
Руководителю Роспотребнадзора
А.Ю. Поповой

Уважаемая Анна Юрьевна!
Выступая на VII съезде ФНПР (12-14 января 2011 г.) В.В. Путин сказал буквально следующее: «Необходима и полная ясность в процедуре признания рабочего места вредным, а на таких производствах у нас занято более 27% работников. Я знаю, что сотрудники многих предприятий опасаются, что их рабочее место лишь по бумагам, в результате субъективного решения администрации, может быть признано безопасным, а в реальности для улучшения условий труда не будет сделано ничего. Но вот льготы, положенные по Трудовому кодексу, у людей могут отобрать. Таких ситуаций и произвольных решений мы не можем с вами допустить».
Парадоксально, но факт, что принятые федеральные законы № 426 и 421 от 28.12.2013 г., а также утвержденная Минтрудом РФ Методика проведения специальной оценки условий труда допускают именно такие ситуации, о недопустимости которых сказано в выступлении В.В. Путина.
Приведем лишь несколько примеров.
1. Предложенная схема идентификации опасностей носит субъективных, научно необоснованный характер и не гарантирует получения достоверных результатов (ст. 10, ФЗ № 426)
2. Идентификация носит выборочный дискриминационный характер (ст. 3 части 3 и 4, ст. 10 часть 6)
3. При оценке условий труда предложен спекулятивный механизм манипулирования в случае использования СИЗ ( ст.14 части 6,7,8)
4. Работники, занятые на работах с вредными условиями труда (3.1 и 3.2), лишены сокращенной продолжительности рабочей недели и ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска.
В Методике проведения специальной оценки допущены многочисленные отступления от научных принципов и практики нормирования условий труда, которые представляют опасность для здоровья людей.
Идеология новых документов направлена не на устранение вредных и опасных факторов, а на их сокрытие с помощью либерализации нормативов.
Перечисленные примеры свидетельствуют об антисоциальной направленности принятых документов.
Считаем, что необходимо предпринять компетентные действия для внесения исправлений в указанные документы.

О.Н. Русак, д.т.н., проф. СПБГЛТУ
К.Р. Малаян, к.т.н., проф. СПБГПУ
В.В. Милохов, к.т.н., доцент СПБГУ
С.А. Фаустов, д.м.н., проф. СПБГПУ

07.05.2014

Резолюция 10-й Международной конференции «Актуальные вопросы охраны труда: влияние изменений в законодательстве Российской Федерации на состояние условий труда, профессиональную подготовку и пенсионное обеспечение работников»

23 апреля 2014 г., Санкт-Петербург
10-я международная конференция «Актуальные вопросы охраны труда: влияние изменений в законодательстве Российской Федерации на состояние условий труда, профессиональную подготовку и пенсионное обеспечение работников» организована Северо-Западной Ассоциацией «Безопасный труд» и группой компаний «Восток-Сервис» при поддержке Комитетов по труду и занятости населения г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, территориальных органов Федеральной инспекции труда в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Ленинградской федерации профсоюзов, региональных отделений Фонда социального страхования РФ Санкт-Петербурга и Ленобласти, Отделения Пенсионного фонда РФ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области.
В работе конференции приняло участие более 330 иностранных и российских руководителей и специалистов в области охраны труда (из них 325 в зале заседания, 5 в режиме веб-трансляции), представляющих федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, государственные внебюджетные фонды, службы охраны труда организаций различных видов экономической деятельности и форм собственности, объединения профсоюзов и работодателей, организации, оказывающие услуги в области охраны труда, научные и образовательные организации, профессиональные и общественные объединения в области охраны труда.
На конференции рассмотрены следующие основные вопросы:
1. О реализации законодательства о специальной оценке условий труда;
2. Актуальные вопросы подготовки специалистов в области охраны труда;
3. Современные тенденции в сфере развития рынка средств индивидуальной защиты;
4. Вопросы оказания услуг в области охраны труда, в том числе – по проведению специальной оценки условий труда;
5. Практические вопросы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Всего выступило 27 человек. Участниками конференции были даны конкретные предложений по поставленным в повестке дня вопросам, в частности:

1. По вопросу реализации законодательства о специальной оценке условий труда.
Продолжить совершенствование законодательных и иных нормативных правовых актов о специальной оценке условий труда.
1.1 Устранить неоднозначное толкование в части размера, порядка и условий предоставления гарантий и компенсаций работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, между статьями 92, 117, 219 Трудового Кодекса РФ, с одной стороны и частью 3 статьи 15 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 421-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О специальной оценке условий труда» – с другой стороны, а также иными нормативными правовыми актами (например, Списками № 1 и № 2).
1.2 Внести на основании пункта 2 статьи 25 Федерального закона № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» в ст. 370 Трудового кодекса РФ дополнение, уточняющие права профсоюзных инспекторов труда, уполномоченных (доверенных) лиц по охране труда профессиональных союзов на осуществление контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права в части специальной оценки условий труда по аналогии с дополнениями в ст. 356 ТК РФ, дающими функционально новые полномочия Федеральной инспекции труда:
1.2.1 В статье 370 часть 6 дополнить новым абзацем следующего содержания:
«принимать участие в работе комиссий по проведению специальной оценки условий труда»
1.2.2 Абзац 8 части 6 ст. 370 изложить в следующей редакции:
«направлять работодателям обязательные для рассмотрения представления об устранении выявленных нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а также законодательства о специальной оценке условий труда.
1.3. Исключить из ст. 10 Федерального закона № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» и иных нормативных правовых актов слово «потенциально». В частности, изложить название статьи 10 в следующей редакции: «Идентификация вредных и (или)опасных производственных факторов».
1.4. Рассмотреть возможность совместного проведения идентификации вредных и (или) опасных производственных факторов экспертами организации, проводящей специальную оценку условий труда и представителями работодателя, в том числе специалистом по охране труда, представителями выборного органа первичной профсоюзной организации и (или) иного представительного органа работников.
1.5. Дополнить п.3 ст.12 Федерального закона № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» абзацем следующего содержания:
«Работодатель, имеющий в своем составе санитарно-промышленную лабораторию с обученным и аттестованным персоналом, а также средства измерений, отвечающие установленным требованиям, имеет право на проведение самостоятельных испытаний (измерений) параметров микроклимата (температура воздуха, относительная влажность воздуха, скорость движения воздуха) и световой среды на рабочих местах, которые подпадают под декларирование, предоставив результаты инструментальных замеров эксперту организации, проводящей специальную оценку условий труда».
1.6. Гармонизировать перечень вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса, подлежащие исследованию (испытанию) и измерению при проведении специальной оценки условий труда с перечнем, содержащимся в ГОСТ 12.0.003-74. ССБТ. «Опасные и вредные производственные факторы. Классификация», а также в ГОСТ Р 51344-99. «Безопасность машин. Принципы оценки и определения риска». В частности, дополнить перечень физических факторов согласно ст. 13 Федерального закона № 426-ФЗ следующими факторами:
 отсутствие или недостаток естественного света;
 острые кромки, заусенцы и шероховатость на поверхностях заготовок, инструментов и оборудования;
 расположение рабочего места на значительной высоте относительно поверхности земли (пола).
1.7. Разъяснить зависимость влияния продолжительности воздействия на работника вредных и (или) опасных факторов и класса условий труда при наличии одних и тех же величин отклонений факторов от норм (в абзац 2 пункт 19 статья IV Приложения 1 к Приказу Министерства труда и социальной защиты РФ от 24.01.2014 № 33н)
1.8. Определить объективные критерии оценки эффективности средств индивидуальной защиты, используемые при проведение специальной оценки условий труда, и внести соответствующие изменения в Федеральный закон от 28.12.2013 № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» и Методику проведения специальной оценки условий труда, утвержденную приказом Минтруда России от 24.01.2014 №33н.
1.9. В связи с частотой изменения в нормативных документах в сфере охраны труда и связанной с этим трудностью их реализации представителями профессионального сообщества рекомендовать Министерству труда и социальной защиты РФ повысить качество разрабатываемых нормативно-правовых актов в сфере охраны труда и рассмотреть возможность действия принятых документов без внесения изменений в течение 3 лет.


2. По актуальным вопросам подготовки специалистов в области охраны труда

2.1 Применить для обеспечения подготовки студентов России по вопросам охраны труда в соответствии с государственными требованиями единый подход, основанный на применении примерной программы по дисциплине БЖД утверждённой Научно-методическим советом по безопасности жизнедеятельности Министерства образования и науки Российской Федерации 17 ноября 2009 г., протокол № 3.
2.2 Установить диалог между Минтруда Россиии Минобрнауки России по подготовке специалистов в области охраны труда через Учебно-методический совет вузов России по техносферной безопасности.
2.3 Разработать методические указания по Алгоритмам оказания первой помощи на производстве (Письмо Минздравсоцразвития от 29 февраля 2012 г. № 14-8/10/2-1759, Приказ Минздравсоцразвития от 04 мая 2012 г. № 477н) по аналогии с Алгоритмом первой помощи пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях
2.4 С целью повышения качества образовательных услуг и расширения научно-практических связей высших учебных заведения России и предприятий реального сектора экономики, рекомендовать разработать меры стимулирующего характера направленные на разработку отраслевых образовательных стандартов, включающих требования к формированию учебных планов специальностей и набору профессиональных компетенций.
2.5 Рекомендовать предприятиям реального сектора экономики и Министерству образования и науки Российской Федерации для качественной подготовки прикладных бакалавров в соответствии с образовательными стандартами ФГОС 3+ план «Дорожную карту» взаимодействия на примере рассмотренной на конференции (Приложение к резолюции).


3. По вопросами современных тенденций в сфере развития рынка средств индивидуальной защиты и оказания услуг в области охраны труда

3.1 Расширить перечень случаев обязательного членства субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности в саморегулируемых организациях (п.2 статьи 5 Федерального закона от 01.12.2007 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»), установив обязательное членство в СРО с компенсационным фондом для организаций, оказывающих услуги в области охраны труда и для производителей и поставщиков средств индивидуальной защиты.