Конфликт интересов в медицине

 

Врач-гинеколог женской консультации № 3 Сазонова Т. систематически назначала своим пациентам препарат P, якобы способствующий восстановлению и улучшению детородной функции. Стоимость препарата составляла более 2000 руб. за упаковку (курс лечения – 6 месяцев). Одна из пациенток, Мурзина Е., после продолжительного приема данного препарата решила отдать его на экспертизу, поскольку не получила обещанного врачом результата. В результате экспертизы было установлено, что в состав исследуемого препарата входят исключительно иммуномодулирующие вещества, не способные оказать положительного действия на репродуктивную систему. Пациентка обратилась в суд с требованием возместить потраченные на препарат средства. В отношении врача было проведено служебное расследование, в результате которого выяснилось, что за каждую проданную упаковку препарата P Сазонова получала процент от общей суммы реализованного…
Одним из принципиальных нововведений Закона об охране здоровья стало нормативное закрепление изменений в правовом статусе медицинских работников, связанных с ограничениями при осуществлении ими профессиональной деятельности. Закон, помимо прочего, ввел понятие «конфликт интересов» и установил порядок его урегулирования.
Следует отметить, что длительное время проблема конфликта интересов в медицинской среде оставалась вне правового регулирования, проявляя себя лишь в сфере государственной и муниципальной службы. Использование этой категории для урегулирования отношений между медицинскими и фармацевтическими работниками говорит о серьезности сложившейся ситуации.
Примечательно, что проблема конфликта интересов в сфере охраны здоровья имеет международный масштаб. В подтверждение сказанного приведем один из наиболее ярких примеров. В 2010 г. разразился скандал, связанный с обвинением Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в сговоре с фармацевтическими компаниями – производителями вакцин и противовирусных препаратов…
Есть и другие примеры. Так, в 2009 г. Американской фармкомпании Forest Laboratories было предъявлено обвинение в подкупе врачей с целью прописывания пациентам (в том числе детям) производимых компанией антидепрессантов Celexa (циталопрам) и Lexapro (эсциталопрам). Для достижения этих целей компания предлагала врачам денежные премии, посещение дорогих ресторанов и развлекательных шоу.
В августе 2012 г. фармгигант Pfizer заплатил более 60 млн долларов штрафных санкций за подкуп госчиновников и врачей в Болгарии, Хорватии, Казахстане, России, Италии, Китае, Чехии и Сербии. Стоит отметить, что в России нормы об урегулировании конфликта интересов при осуществлении медицинской деятельности готовились давно.
О конфликте интересов в сфере здравоохранения серьезно заговорили еще в 2009 г. Именно тогда В.В. Путин заявил о создании системы лоббирования российскими врачами интересов крупных фармпроизводителей. Столь громкое заявление прозвучало на совещании «О стратегии развития фармацевтической промышленности» 9 октября в Зеленограде. Прекратить эту порочную практику было предложено с помощью введения законодательных запретов на доходы от такой деятельности, а также более жестких норм врачебной этики. Кроме того, тогдашний премьер заявил о необходимости избавиться от фарм-представителей, работающих в медучреждениях.
Вскоре Федеральная антимонопольная служба России вынесла на обсуждение законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», призванный ограничить влияние фармацевтических фирм на медицинских работников. Было предложено ограничить деятельность фармацевтических компаний и медицинских работников при продвижении лекарственных средств на рынке, урегулировать процедуру постклинических исследований лекарственных средств, определить порядок предотвращения и урегулирования конфликта интересов медицинских работников, ввести административную ответственность за нарушение указанных требований и ограничений.
Законопроект впервые в истории российского права вводил понятие конфликта интересов в отношениях врача и фармацевтической компании. Под конфликтом интересов понималась ситуация, при которой у медицинского работника, заключившего соглашение в устной или письменной форме с организацией, осуществляющей фармацевтическую деятельность, возникает возможность получения лично либо через юридического или фактического представителя фармацевтической компании материальной выгоды либо иного неправомерного преимущества в процессе медицинской деятельности. При этом такая возможность влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им профессиональных обязанностей вследствие противоречия между личной заинтересованностью медицинского работника и интересами пациента. С принятием Закона об охране здоровья данное понятие получило законодательное закрепление в несколько иной редакции.
В настоящее время основу правового регулирования конфликта интересов при осуществлении медицинской деятельности составляют нормы Закона об охране здоровья...

Это не полный текст, читать далее на zdrav.ru